Каюсь за всех больных, потому что болезнь есть плод греха. Когда душа очищается покаянием, болезнь уходит вместе с грехом, и в душу вселяешься Ты, Вечное Здоровье мое.

 

Свт.Николай Сербский. О болезни.



Материал к лекции О.В.Рясновой. Антанас Мацейна. Указание на Христа (об Иоанне Предтече). Из книги «Агнец Божий»

Антанас  Мацейна. Фрагменты из книги «Агнец Божий».

1. Указание на Христа (Об Иоанне Крестителе)

Кто же такой св. Иоанн Креститель? Кто эта противоречивая личность? Кто он, который, говоря словами самого Христа, больше пророка, но меньший в Царстве Небесном больше его (ср. Мф. 11, 9-11). Кто он – этот святой, который по значимости и в Восточной и в Западной Церкви стоит сразу же после Девы Марии и чей день смерти и даже день рождения отмечает и та и другая Церковь?

Этот вопрос поднимаем не только мы. Его поднимали и священники из Иерусалима и левиты, спрашивая самого Иоанна – «кто ты?» (Ин. 1:19). Может Христос? Может Илия? А может пророк? Когда же на все вопросы Иоанн ответил отрицательно, посланцы иудеев спросили его: «что же ты крестишь, если ты ни Христос, ни Илия, ни пророк?» (Ин. 1:25). Священникам Израиля были непонятны ни характер личности Иоанна, ни значение его деятельности. Они не знали, кто он такой, не знали, какое значение имеет его крещение. Но им все-таки было необходимо узнать от Иоанна что-то «доброе», поэтому они так настойчиво требовали ответа на вопрос, кто же он в конце концов такой; они хотели знать это, дабы «дать ответ» пославшим их (Ин. 1:22). Тогда Иоанн открыл свою тайну: «Он сказал: «я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу» (Ин. 1:23). Иоанн Креститель – прокладыватель пути Христу. В этом кроется смысл и его служения и сущность его личности.

Иоанн, как Предтеча Христа, заранее был предвозвещен пророком. Во время богослужения в праздник Рождества Иоанна Предтечи (этот праздник отмечается и в Восточной и в Западной Церкви 24 июня) читается текст из книги пророка Исаии, где говорится, что Господь призвал его от чрева, от утробы матери и назвал его имя (ср. Ис. 49, 1). Пророк Малахия говорит о посланнике, которого Господь посылает приготовить путь (Мал. 3:1). Но точнее всего св. Иоанн представлен в словах пророка Исаии – «Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу» (Ис. 40:3). Вне сомнения, сами по себе эти слова также непонятны, как и все пророчества. Возможно сегодня мы даже и не знали бы, что этот пророк имел в виду, если бы только Евангелие не отнесло бы эти слова Исаии к Иоанну Крестителю. Все четыре евангелиста подчеркивают, что Иоанн есть «тот, о котором сказал пророк Исаия: «глас вопиющего в пустыне» (Мф. 3, 3; ср. Мк. 1, 3, Лк. 3, 4, Ин. 1, 23). И, наконец, сам Иоанн, уступая настойчивым требованиям посланцев, назвал себя, как упоминалось, гласом вопиющего в пустыне. Видение Исаии, описанное приблизительно 700 лет тому назад, нашло воплощение в личности св. Иоанна Крестителя.

Это означает: Иоанн Креститель не стал Предтечей, осмелившись им стать или, скажем, добившись этого своими добродетелям и своим трудом, он родился Предтечей Христа. Быть предтечей – сущность и смысл бытия Иоанна. Это сокровеннейшее и единственное его призвание. Пророк Исаия, утешая народ Израиля от имени Бога, говорит, что Израиль не должен печалиться, ибо «явится слава Господня, и узрит всякая плоть спасение Божие» (Ис. 40:5), об этом возвестит глас вопиющего в пустыне, который пришел, ибо был послан, «чтобы свидетельствовать о Свете» (Ин. 1:7). В Божественном домостроительстве спасения Иоанну было предназначено и особое место и особенная миссия. Иоанн – предтеча Христа не потому, что он несколько раньше, нежели Христос, появился на берегах Иоардана и начал крестить людей, не потому, что он крестил и Самого Иисуса. Значение Иоанна как Предтечи намного глубже. Это нечто совершенно иное, нежели всего лишь то, что по времени он появился в мире несколько раньше Христа.

Иоанн удивительно похож на Христа. Его рождение, как и рождение Христа, возвестил архангел Гавриил, который сказал Захарии: «жена твоя Елисавета родит тебе сына» (Лк. 1:13). Его имя, также как и имя Христа, тоже было возвещено заранее: «и наречешь ему имя: Иоанн» (Лк. 1:13). Его посланничество, как и миссия Христа, тоже было предопределено: «И предъидет пред Ним … дабы представить Господу народ приготовленный» (Лк. 1:17). Иоанн, как и Христос, готовится к своей деятельности в пустыне (ср. Лк. 3, 2-3). Он провозглашает приближение Царства Божьего, произнося те же слова, что и Христос: «покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3:2). Именно поэтому и неудивительно, что люди «помышляли в сердцах своих об Иоанне, не Христос ли он» (Лк. 3:15). Даже Ирод, обезглавивший Иоанна, услышав о деяниях Иисуса, сказал своим слугам: «это Иоанн Креститель: он воскрес из мертвых» (Мф. 14:2). Подобное смешение Иоанна и Христа в сознании людей могла вызвать только их глубокая похожесть. Иоанна и Христа соединяет некая внутренняя связь, которая рождает общность и обоих приводит к спасительному подвигу, погружая в него.

И все-таки Иоанн, не взирая на эту значительную похожесть, исправляет ошибочное отождествление его с Христом, откровенно признаваясь: «я не Христос» (Ин. 1:20). Более того, когда его сравнивают с Христом, он чувствует себя ничтожным, недостойным «наклонившись, развязать ремень обуви Его» (Мк. 1:7). Собственная миссия для него настолько ясна, что он даже и не помышляет о соперничестве с Христом. Он не называет себя даже пророком (ср. Ин. 1, 21), ибо пророки предрекали Христа, Иоанну же не пришлось предрекать, ибо Христос уже здесь: Он стоит среди тех, которые пришли к Иоанну, чтобы принять крещение (ср. Ин. 1, 26). Иоанн ведь только на шесть месяцев старше Христа (ср. Лк. 1, 26). Так каким же образом он мог предсказать Христа? И если Евангелие все же говорит, что Иоанн наречется «пророком Всевышнего» (Лк. 1:76), это надо понимать не в том обычном смысле, который имеется в виду, когда речь идет о древних пророках. Все они жили задолго до Христа и поэтому только в словах могли предрекать Его приход. Иоанн – пророк, но в совершенно другом смысле – «И ты, младенец, наречешься пророком Всевышнего, ибо предъидешь пред лицем Господа – приготовить пути Ему» (Лк. 1:76). Ни один пророк как личность не шел «пред лицем Господа». Его пути прокладывали только слова пророков. Между тем не слово Иоанна, как слово Исаии, Иеремии, Иезекииля, Даниила, Малахии, предшествовало появлению Христа, но Он сам. С рождением Христа словесные пророчества закончились: «Ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна» (Мф. 11:13). С Иоанном начался новый период времени, когда словесные пророчества стали ненужны, ибо их содержание уже обрело плоть и живет среди нас. Поэтому Иоанн и не является пророком –предсказателем будущего: будущее уже превратилось в настоящее. Иоанн «больше пророка» (Мф. 11:9). Он – открыватель настоящего.

Предтечей мы обычно называем человека, который идет впереди кого-то. За предтечей идет другой, которому предтеча прокладывает или подготавливает путь. Царь посылает предтеч – вестников, которые осведомляют о его приходе и подготавливают этот приход. Военноначальник посылает предтеч – разведчиков, чтобы они выведали расположение неприятельской армии. В истории менее значительные деятели предтечи великих. Научные изобретения предшествуют повседневному приспосабливанию и применению этих изобретений. В этом смысле Эйнштейн является предтечей атомной бомбы. В любом случае предтеча идет впереди того, кто следует за ним. Предтеча идет повернувший спиной к следующему за ним. Это относится и ко времени и к пространству, к духовному аспекту; к науке, искусству, общественной жизни.

Однако именно такое понимание понятия предтеча совершенно неприменимо к Иоанну Крестителю. Если говорить о времени, то Иоанн, как упоминалось, не является предтечей Христа. Он современник Христа. Если говорить о взаимоотношениях, то Иоанн не является учеником Христа, поэтому он и не идет прежде своего Учителя, как это делали апостолы во время странствий Христа по Палестине (ср. приготовление заклания пасхального агнца накануне муки Христа, Лк. 22, 1-13), дабы подготовить приход и прием последнего. Мы не можем сравнивать Иоанна ни c царскими посланниками, ни с посланниками других великих людей, не можем его роль расценивать как роль менее значительной личности, подготовляющей восхождение великой. Его значимость мы не можем приравнивать к значимости вклада изобретателей в повседневность. При подобном сопоставлении, когда утверждают, что Христос идет вслед за Иоанном, значение Иоанна искажается. Иоанн идет, не повернувшись спиной ко Христу, и Христос не следует за Иоанном. Шествие Иоанна «пред лицем Господа» имеет совершенно другой характер: Иоанн идет, повернувшись лицом к Христу; он идет встретить Христа.

Иоанн, будучи сверстником Христа, очень рано уходит из мира. Он уходит в пустыню, живет там, носит одежду из верблюжьего волоса, опоясывается поясом кожаным и ест «акриды и дикий мед» (Мк. 1:6). Он молится и готовится к глаголу Божьему, который призовет его назад в оставленный им мир (ср. Лк. 3, 2). Но самое удивительное то, что Бог призывает Иоанна из пустыни именно тогда, когда и Христос идет в мир. Эти две личности предопределены друг другу: приблизительно в одно и то же время они оба скрываются от глаз людских и приблизительно в одно и то же время снова появляются в мире. Сущностная миссия Иоанна – исправить путь Господу начинается именно тогда, когда Господь уже в мире. Это и есть исполненная глубокого смысла особенность служения Иоанна. Господь призывает Иоанна из пустыни не за несколько лет до появления Иисуса, дабы тот своими проповедями обратил к Господу Богу «многих из сынов Израилевых» (Лк. 1:16). Иоанн не странствует по городам Палестины, а идет к Иордану, потому что к Иордану приближается Христос. И вот на берегах этой реки Иоанн встречает Спасителя, встречает как появившийся здесь несколько раньше, ожидающий Его и дождавшийся: «На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса» (Ин. 1:29). В этот момент миссия Иоанна достигает своей вершины.

Христу, когда Он начинал свое служение, было уже тридцать лет (ср. Лк. 3:23), но никто не узнал в Нем Спасителя мира; никто не верил, что «из Назарета может ли быть что доброе» (Ин 1, 46). Человечность Христа, о которой подробно будем говорить позже, настолько скрывала Его божественность, что Мессия мира был по виду «как человек» (Флп. 2:7), в котором не замечалось ничего особенного, особо значительного. Как признается Иоанн Креститель, он тоже Его не узнал: «Я не знал Его; но для того пришел крестить в воде, чтобы Он явлен был Израилю» (Ин. 1:31). Место при Иордане, где крестил Иоанн, было тем духовным пространством, где должен был появиться Иисус и быть представлен Израилю как Спаситель. Господь, призвавший Иоанна из пустыни, сказал ему: «на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым» (Ин. 1:33). Иоанн видел «Духа, как голубя, сходящего на Него» (Мк. 1:10) и пребывающего на Нем. Увидев это, Иоанн понял, что Иисус «есть Сын Божий» (Ин. 1:34).

Так что же теперь должен был делать Иоанн? Не что другое как засвидетельствовать миру о том, что он видел и показать явившегося Спасителя людям. Иоанн и прежде говорил им, что за ним идет Другой, которому он не достоин развязать ремень обуви. Он знал, что этот Другой уже в мире. Он «стоит среди вас» (Ин. 1:26), – говорил Иоанн людям. Теперь же, увидев поданный ему знак, Иоанн выделил Иисуса из толпы, узнал Его и тотчас же указал на Него толпе: «вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира. Сей есть, о Котором я сказал: «за мною идет Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня» (Ин. 1:29-30). Это и было осуществление миссии Иоанна: указать миру на Христа, указать на того, который уже жил среди людей, но которого они не знали (ср. Ин. 1:26). Задача Иоанна состояла в том, чтобы сорвать эту завесу незнания и указать людям, где есть и кто есть Искупитель, которого они ожидали тысячелетиями. Он это сделал, сказав: «вот Агнец Божий». Его миссия была завершена.

Никому, кроме немецкого художника Mathias»а Grunewald»а (Mathis Neithard, 1468-1527), так и не удалось более глубоко осознать и более образно выразить миссию Иоанна. Об этом свидетельствует его знаменитая картина (1513-15) выполненная им для Изенхеймского алтаря. На ней изображен распятый и уже умерший Христос. По одну сторону подножия креста стоит св. Иоанн Евангелист, поддерживающий побледневшую и измученную горем Матерь Божию, по другую – св. Иоанн Креститель. В левой руке он держит открытый Ветхий Завет, скорее всего открыта Книга пророка Исаии, а правой указывает на распятого Христа. Все пальцы правой руки сжаты, и только указательный выпрямлен. Этот палец художник изобразил настолько длинным, что он сразу же бросается в глаза. И зритель тут же понимает, что в этом пальце сосредоточено все бытие Иоанна, вся его миссия: указать человечеству на Христа как на Агнца Божьего и сказать ему, что вот этот Агнец берет на Себя грехи мира, став жертвой за нас всех. Иоанн призван быть перстом – указателем в истории спасения.

2. Ввод Христа в историю

Какой же смысл заложен в явлении Христа народу? Могло ли оно быть настолько важным, что Богу было необходимо подготовить и явить для этого особенного человека – Предтечу?

Как говорилось, св. Иоанн Креститель очень похож на Христа. Но с другой стороны он похож и на Его Мать – Деву Марию. В литургии Восточной Церкви имя св. Иоанна всегда упоминается после имени Марии. Это говорит о том, что он выделен среди других святых. Один из гимнов, который поется в праздник Рождества Иоанна Претечи (все гимны византийской литургии включают в себя хотя бы одну строфу, которая называется theotokion, восхваляющую Марию) воспевают Деву Марию и Иоанна Крестителя как единосущных (Стихира на стиховне, гл.2, Слава и ныне, богородичен: Якоже сродством естественным и молитвенным согласием, едино вы суще, Мати всех Царя и божественный Предтече, мольбу сотворите вкупе о рабе, зело прогневавшем Благомилостиваго, яко да ущедрит и спасет, вашими преклонься ходатайствы и огненнаго родства изменит мя.). На многих иконах Иоанн изображен стоящим вместе с Марией около Христа. Однако историческая жизнь этих личностей не дает оснований для такого тесного их сближения, ибо кажется, Мария никогда не встречалась с Иоанном Крестителем за исключением одного только случая, когда она навестила носящую во чреве Елизавету. Находилась ли Мария в доме Захарии при рождении Иоанна, неясно, хотя Лука и пишет: «пребыла же Мария с нею (с Елизаветой – А. М.) около трех месяцев» (Лк. 1:56). Возможно, что она дождалась появления Иоанна на свет и только тогда «возвратилась в дом свой» (там же). Скорее всего, Мария видела младенца Иоанна. Но это, по всей видимости, было первое и последнее их свидание и встреча. По крайней мере в Евангелиях об этом нигде больше не упоминается. Не будучи учеником Христа, Иоанн не имел возможности находиться рядом ни с родными, ни со знакомыми Иисуса. Ранняя же смерть Иоанна не позволила ему влиться даже в круг сторонников Христа и таким образом встретиться с Его Матерью, сопровождающей своего Сына на крест. Так на чем же основывается Восточная Церковь постоянно сопоставляя Марию с Иоанном Крестителем и расценивая их как личностей едино сущих?

Известный русский православный богослов Сергий Булгаков (1871-1944) основу для такого сопоставления или «поставления их вместе» видит в смирении – «уничижении» Марии и Иоанна. Как и Мария, произнесшая «се, раба Господня» (Лк. 1:38), покорилась промыслу Божьему и взялась нести крест вместе с Иисусом, так и Иоанн, радуясь, что Христос растет, а он умаляется (ср. Ин. 3:29-30), всей своей личностью и деятельностью глубоко погрузился в промысл Божий. Они оба отреклись от себя , дабы были созданы условия для прихода и деятельности Христа в мире. Вне сомнения, эта объединяющая их основа, с психологической точки зрения, имеет правильный и глубокий смысл, но она не единственная. Такую же морально-психологическую близость между Иоанном и Марией мы можем обнаружить и в девстве (особенно!), и в бедности, и в молитвенности, ибо все эти добродетели были свойственны как Иоанну, так и Марии. Однако смирение здесь не является каким-то особенно выдающимся свойством. Поэтому оно и не может служить достаточно серьезным объяснением того, почему Восточная Церковь так тесно связывает св. Иоанна с Девой Марией. Объяснение и обоснование этого надо искать не в нравственной похожести Иоанна и Марии, а в чем-то другом.

Восточная Церковь, сопоставляя Иоанна и Марию, всегда сообразовывает их со Христом. Иначе говоря, та единосущность, которая сводит их в таинственное единство, есть их исключительная связь со Спасителем. Иоанн и Мария похожи друг на друга, ибо что их отношения с Христом сущностно аналогичны. Поэтому только в свете этих отношений мы сможем понять и это сопоставление и миссию Иоанна – явить миру Христа как Агнца Божьего.

Отношения Марии и Христа нам понятны: она – Мать Иисуса. Но что означает быть Матерью Иисуса? Одно ли это и тоже, что и быть матерью любого другого – Повиласа, Петраса, Иакова? Одно ли это и тоже, что и дать жизнь любому другому младенцу? Уже сама постановка этого вопроса показывает, что быть Матерью Христа это нечто совершенно иное, нежели дать жизнь человеку вообще. Вне сомнения, Христос есть истинный человек, поэтому и Его Мать есть истинная Его родительница в прямом и полном смысле этого слова. Она дала Ему человеческую жизнь, как и всякая мать дает жизнь своему младенцу. И все-таки материнство Марии этим не исчерпывается, ибо она дала человеческую жизнь не какому-то человеческому индивиду, но второй Ипостаси Cв. Троицы – божественному Логосу. Материнство Марии было способом, посредством которого Бог стал человеком.

Но человечество это не только его человеческая природа – плоть и душа, ум и воля, чувства и переживания – которую Божественный Логос принял от Марии и соединил воедино с Божественной Своей природой. Человечество это еще и жизнь и деятельность этой природы во времени и пространстве. Иначе говоря, человечество это не только человеческая природа, но и человеческая история. В человечество, как в человеческую природу, Бог снизошел через «да будет» Марии. Однако вочеловечение Логоса этим не исчерпывается. Рожденный Марией и выросший в доме Иосифа, Христос должен был начать действовать; Он должен был войти в человечество не только как наш брат и друг, имеющий такую же, как и мы, природу. Он должен был войти в человечество и как его Учитель и как его Спаситель. Вочеловечение Бога во чреве Марии произошло только в природном аспекте, но не в историческом. Одного только рождения от Марии было недостаточно для того, чтобы мир был спасен. Спасение человечества зависело только от деятельности Христа в истории, и эта Его деятельность, также как и Его Рождество, должны были быть свободно приняты человеком. Так кто же мог принять деятельность Христа в истории от имени человечества?

Уже упоминалось о том, что тридцать лет Христос жил в мире неузнанным. Этот период жизни Христа часто называют «сокрытой жизнью». Определение неточное или по меньшей мере двусмысленное, ибо Христос ни от кого не скрывался. Когда Ему исполнилось двенадцать лет, Он вместе с родителями, как и все другие, пошел в Иерусалим на праздник Пасхи (ср. Лк 2, 41-42). После окончания праздника Он не возвратился вместе со всеми, а остался в храме и, сидя среди учителей, слушал и спрашивал их (ср. Лк. 2:46). Когда же Он находился дома, то выполнял свои повседневные обязанности, повиновался родителям, «преуспевал … в возрасте и в любви…человеков» (Лк. 2:51-52). Христос не ушел в пустыню, как Иоанн. Он остался в мире среди людей, общался с ними и был для них близким. Таким образом в этот период Своей жизни Христос совсем не скрывался. Он только пока еще не вошел в человечество как в историю: Его действия не носили общезначимого характера, поэтому Его и не знали как Мессию.

Так каким же образом Христос мог войти в жизнь общества, то есть в историю в подлинном смысле этого слова? – Евангелия очень четко показывают нам путь, которым шел Христос от своей, как Сына Иосифова, (ср. Лк. 3:23) жизни к жизни Равви – Учителя: этот путь был проложен Иоанном Крестителем.

И вот, «в те дни, пришел Иисус из Назарета Галилейского и крестился от Иоанна в Иордане» (Мк. 1:9), но не как один из толпы, а как Спаситель мира, ибо в это мгновение Иоанн указал на Него людям и сказал им, что это Агнец Божий, который берет на себя грех мира (ср. Ин 1, 29); это Тот, о Котором так много говорил Иоанн, и Который теперь будет строить Царство Божие на земле. И только после этого указания Иоанна – «вот Агнец Божий» – Иисус начал учить и совершать чудеса, следовательно, действовать в истории. Поэтому указание Иоанна и было не чем иным, как вводом Христа в человечество, то есть, в историю. Будучи посланником Бога и действуя от Его имени, Иоанн на Иорданской стороне и в ее округе представлял не самого себя, но был представителем всей истории спасения в той мере, насколько она была сосредоточена на иудейском народе. Поэтому его указание на Христа как на Агнца Божиего и было введением Христа в то Его гумно, о котором несколько раньше Иоанн рассказывал толпе. Как и Мария, произнеся – «се, раба Господня» (Лк. 1:38), открыла Логосу путь в человеческую природу, так и Иоанн, произнеся – «вот Агнец Божий», открыл Христу путь в человеческую историю. В это мгновение Иисус перестал быть только сыном Иосифа из Назарета, то есть, частным лицом и превратился в Равви-Учителя, то есть, в общественно-историческую личность.

Характерно, что именно так переживали Христа и ученики Иоанна. По-видимому, они сразу же поняли, что означал жест Иоанна и его слова – «вот Агнец Божий», ибо на другой день, увидев идущего Христа и услышав эти слова, оба ученика Иоанна «пошли за Иисусом». Когда же Иисус спросил их: «что вам надобно?», они сказали: «Равви, – что значит: учитель, – где живешь?» (Ин. 1:37-38). Удивительное обращение, ибо Иисус в то время еще не учил людей. Это обращение могло быть вызвано только указанием на Него Иоанна, которое его ученики восприняли как призыв следовать за Иисусом – Равви. Следовательно, не что-то иное, а только Иоанн был путем Христа в пространства истории. Бог стал человеком через Марию; через Иоанна Бог стал историческим человеком. Свидетельство и указание Иоанна завершило воплощение Логоса, превратив это воплощение в открытую общественную функцию или, другими словами говоря, в деятельность в мировой истории.

В этом и заключается глубинный смысл посланничества Иоанна. До тех пор, пока Христос жил в Назарете и Его знали только как сына Иосифа, всякий мог пройти мимо, даже и не заметив Его, не вступая с Ним в какие бы то ни было отношения – положительные или отрицательные. Однако теперь, когда этот Человек был открыто явлен народу, но не как ремесленник из Назарета, а как Богом обещанный Мессия, как Искупитель грехов всего мира, теперь уже никто не мог оставаться равнодушным к Нему.

 

Именно Иоанн поставил Израиль, а вместе с ним и все человечество перед неизбежным выбором, от которого зависела судьба не только всего народа, но теперь и всякого человека. Признает ли Израиль Иисуса из Назарета Мессией? Такой же выбор был необходим и по отношению к Марии, ибо принятие Бога в себя и в историю должно было быть свободным действием человека. Указывая на Христа как на Агнца Божьего, Иоанн создал Израилю условия для изъявления своего решения. Явившийся народу Христос стал исторической личностью, и теперь каждый израильтянин должен был определиться по отношению к Нему: принять Его или отвергнуть. После Иоанна уже никто и никогда не сможет не заметить Христа, никто не сможет равнодушно пройти мимо Его личности и учения, ибо теперь Христос есть разделитель путей в истории спасения…


Автор: Администратор
Дата публикации: 26.12.2015

Отклики (9)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять отклики.