Пост утончает тело мое, дабы то, что осталось, легче было осветить духом.

Свт. Николай Сербский.О посте.



1.8. Поклоны

Ответ на вопрос о поклонах на Преждеосвященной лмтургии:

Устав поклонов и коленопреклонений на Преждеосвященной литургии не так-то просто исполнить прихожанам. Например, при пении канонархом прокимна Да исправится молитва моя  предписывается совершать коленопрелонения попеременно то правому, то левому клиросу, а вместе с клиросами то правой, то левой половине храма. Т.е. нужно вставать и снова опускаться на колени несколько раз. При этом на первое и последнее пение добавляется своё особенное правило: не первое Да исправится все молящиеся коленопреклонены, а на последнее первую часть слушают на коленях, а вторую стоя. Это можно было бы даже и выучить, но… У нас поёт один клирос и когда ещё будет второй? Среди нас немало немощных, такое частое попеременное вставание на колени-подъём обременительны для них и будет сопровождаться тяжёлым дыханием, сердцебиением и шумом, а никак не вниманием к стихам 140 псалма. К тому же у нас тесно. А коленопреклонение вообще-то предполагает простирание ниц - нам предписано лежать на лицы своем молящеся. Что делать? 

Можно сделать так: посетовать на нашу немощь и встать на колени единожды в самом начале пения (ещё лучше - перед пением) и так дожидаться его окончания. 

 

То же и Великий вход. На Входе Преждеосвященной Литургии мы встречаем Самого Господа, здесь следует совершить земной поклон. Можно договориться и опускаться на колени всем вместе при появлении шествия с Дарами из северной двери алтаря. Как увидели свечу и кадило - падаем на лице свое, молящеся.

 

Наконец, во время переноса Даров на жертвенник мы покланяемся на 3 антифоне 118 кафизмы, чтец начинает  И#з8 глубины2 воззвaхъ къ тебЁ, гDи: гDи, ўслhши глaсъ м0й - мы и преклоняемся. А когда подниматься? Услышали «звоночек» - это звездица покрывает дискос - поднимайтесь.

 

И ещё земной поклон совершается на Свет Христов просвещает всех. Свеча, выносимая из алтаря, есть икона Христа Света Истинного. Здесь сделаем 2 замечания. 

Первое: выносу свечи предшествует возглас: Премудрость! Прости! Прости - значит «станем прямо!» Есть ли здесь противоречие? Прежде станем прямо, а через мгновение земной поклон? Возможно. Однако, традиция поклона устойчива и мы не станем её менять. Отнесём возглас к ожиданию явления Христа и встанем прямо, бодро, со вниманием! А на последующий за этим вынос свечи совершим поклон, вот и всё.

Второе замечание. Вынос свечи здесь имел практический смысл и лишь после, когда был осмыслен символически, «обрядился» в обряд поклонения. Практический смысл заключался в выносе светильника для освещения собрания. В нашем храме мы пытаемся следовать и этой традиции. Обратите внимание, на Вечерне с Литургией Преждеосвященных Даров свечи возжигаются после Свет Христов от вынесенного светильника. 

Ещё раз перечислим по порядку службы моменты коленопреклонений на Преждеосвященной:

  • на 3-й антифон 118-й кафизмы;
  • на Свет Христов просвещает всех;
  • на прокимен Да исправится молитва моя;
  • на Великом Входе при появлении процессии со святыми Дарами из алтаря.

Другие поклоны сопровождаются молитвой прп. Ефрема Сирина во всеуслышание, задаются головщиком (в д.сл. служащим священником) и специального упоминания здесь не требуют. Разве только ещё одно замечание. На самом деле молитва прп. Ефрема здесь не положена, она читается по обычаю для побуждения молящихся к 3-м земным поклонам.

 

Что важно добавить? Важно сказать вот что: должно совершать поклоны 

во-1х) молящеся 

и 

во-2х) всем вместе-заодно-сообща. 

Старообрядческий Устав (с красивым названием «Око церковное») настаивает: Поклоны творим, кротко и равно вси покланяемся и вставаем равно вси единокупно. Поклоны иже творит невкупе, но койждо себе пометая на землю... сие есть велие самочиние и безчиние.

Вот и здесь о бесчинии. В самом деле всякий индивидуализм в собрании и сам по себе отвратителен, и служит соблазну, поскольку вызывает разнообразные смутные душевные движения и в самом индивидууме и в окружающих его, каковые (движения) на службе всё же не ко времени. Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской (Мф 18.6). Надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит (Мф 18.7).

Конечно, материя сия тонка, иной человек сам ищет скандала (соблазн - τὸ σκάνδαλον - скандал) и готов воспользоваться всяким поводом, чтобы соблазниться-поскандалить (а иной раз и без повода)… Блюди́те ýбо, кáко опáсно хóдите (Еф 5.15). Не приведи Господь получить жёрнов оселский (т.е.ослиный) на выю!

В подтверждение высказанных в начале предыдущего абзаца пожеланий приведу выдержки из свт. Игнатия (Брянчанинова):

 должно  <…> поклоны класть отнюдь не произвольно, а когда следует - класть не порознь, а всем вместе, чтоб братья, находящиеся на сходе, представляли из себя единое тело, по выражению церковного устава.  Для такового единообразного и благоговейного поклонения все братья должны применяться к головщик, который обязан наблюдать за своевременным исполнением поклонов и за тем, чтоб его собственные поклоны не были ни поспешны, ни преждевременны и братья имели всю возможность соображаться с ним («Приношение современному монашеству», 23). При пении стихир и стиховен тогда только полагается по одному поясному поклону, когда слова стихиры побуждают к поклонению. Впрочем, ни на сходе, ни на клиросах не кланяться в беспорядке и самовольно, но всегда последуя головщику (там же, 24). В приложении к настоящей заметке поместим рубрику свт. Игнатия о поклонах.

 

А теперь «от частного к общему».

1.8. Поклоны.

Некогда, «в те давние-давние годы когда ещё»... довелось мне видеть в TV-ящике небезызвестного персонажа по фамилии Познер, он удивительно точно, хотя и «от противного» - «от Познера», - выразился о преклонении колен: если раз на колени встанешь, всё, быть тебе рабом.

Помню и самые первые шаги в храме, как ощутим был барьер между гордостью житейской и храмовым этикетом. Совершить поклон? Встать на колени?.. Когда этот барьер удалось преодолеть, какое наступило облегчение, словно тяжёлый рюкзак сброшен с плеч. Гордость ещё как весит…

Но это было лирическое отступление. 

Символика поклона понятна и практически не требует каких-либо дополнительных комментариев: поклон, коленопреклонение - знаки - да! - покорности и смирения, выражение страха и трепета - да! - творения перед Творцом. Работайте Господеви со страхом и радуйтеся Ему с трепетом (Пс 2.11). Не знаю, возможно ли убедить познеров в том, что эти страх и трепет - не страх наказания от «начальника», но страх разрушить взаимное доверие с любящим отцом, остаться наедине с мiром, бездомным, бескровным… Кстати, и раб Божий значит работник Богу. 

Поклоном можно выразить покорность не только Богу, но и человеку, поклоном мы испрашиваем прощение, выражая этим готовность признать свою неправду, готовность признать правду другого или «уверить в совершенном моём к вам почтении» и т.д. 

Важно только, чтобы человеку не воздавалось богоподобное поклонение, а  поклонение Богу было свободным, сыновним, бескорыстным, как и говорит об этом апостол: Итак желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения(1 Тим 2.8). Этот стих цитируется в обещанной главе Типикона, посвящённой поклонам. Содержание её мудрёно и многословно. 

Интересующая нас глава соседствует с другими замечательными дисциплинарными главами, названия которых приведу. 

Например, глава 28-я «О бесчинных воплех», в которой предписано петь благочинно и согласно, яко едиными усты от сердец своих. Смысл этих предписаний прост, хотя исполнить его не так просто: всякое пение не по чину (не в ладу, не в строе - и в собственно богослужебном, и в музыкантском смысле, и в смысле духовном) есть пение беспорядочное и оно даже не пение уже, но вопли, притом бесчинные. Преслушающие же сия вечной муке повинни суть, - так заканчивается эта глава.

 

Ещё одна глава из того же ряда 30-я:«О еже не творити бесед в церкви».

А ещё такая: гл.31 «О еже како имети будильника». В ней говорится не о будильнике в привычном нам значении - некоем часовом механизме, что звенит или подаёт иные какие сигналы в установленное время. В этой главе сказано, что будильник это человек! Великим Постом назначается особый брат на особенное послушание будильника - возбуждати братию в церкви. Возбуждати значит пробуждать, будить. Службы продолжительные, братия большую их часть слушает сидя в стасидиях. Долгое ровное чтение, нет-нет да и задремлешь... Так вот учиненный (от слова чин, снова чин! в церкви всё благообразно и по чину да бывают (1 Кор 14.40)) брат после некоторого - непродолжительного - чтения (по еже почести́ мало чтущему) востает от своего места и, сотворив три поклона, обходит братию молча, и коегождо аще обрящет дремлюща, возбуждает его тихо. Тот же - пробуждённый - выходит на середину храма, творит три больших поклона и возвращается уже бодрствующим на своё место. Сие же ныне не бывает, с сожалением констатирует редактор Типикона и высказывает предположение отчего так: мнится же ми, что за леностное наше прилежание, и зане (потому что) не терпим с любовию обличения. Тот же брат, сказано дальше, и во все прочие дни года будит братию по кельям.

Мораль такова: не предосудительно и задремать во время службы, такова уж тленная природа человеческая. Следует, однако, пробуждать себя, восставать от сна, припадать благому Богу и внимать Его божественным глаголам. Поскольку будильник упразднён, то делать это следует своими силами. Вогласы Премудрость! Прости! (станем прямо!) Вонмем! (будем внимательны!) тоже в известном смысле сигналы к пробуждению. И в прямом смысле, и фигурально.

А ещё «О молчании на трапезе».

Наконец, интересующая нас глава озаглавлена так:

Њ покл0нэхъ и3 мlтвэ церк0вное законоположeніе.

Мы возьмём из неё общий принцип, а подробности, «механизмы поклона», увы, претерпели изменения и договориться теперь без многочисленных оговорок едва ли возможно. Даже у старообрядцев единообразие утеряно, хотя во многих их книгах устав о поклонах подробно прописан. Мы ограничимся лишь тем, что скажем, что мы сохранили 3 вида поклона, а старообрядцы - 4. Наши поклоны: малый, поясной и земной. У старообрядцев есть ещё малый земной поклон.

Вот как предписано совершать поклон: следует воздев руки и  купно (вместе с этим) чувственные очи и умныя возвести к Богу…Воздеяние рук было обычным способом молитвы - да исправится молитва моя яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею (т.е. рук моих) жертва вечерняя (Пс 140.2), оно и ныне сохраняется, хотя и не как правило. Священник читает так, например, Херувимскую песнь. 

Климент Александрийский (II-III век) говорит в «Строматах»: мы запрокидываем голову, простираем руки к небу и привстаём на цыпочки заключая молитву, следуя порыву духа, который устремляется к горнему миру. После того, как мы пламенным желанием вознесли «крылатую душу», мы стремимся, произнося слова, освободиться телом от земли и устремляемся в святилище, пренебрегая оковами плоти.

 

Продолжаем читать Типикон: 

…мlтву начaти со ўмилeніемъ и3 стрaхомъ б9іимъ, ѓще ли и4мать и3 даровaніе слeзъ, и3 тaкw м0литсz <…> и3 неукл0ннw зрS къ бGу душeвнэ и3 тэлeснэ. И# соверши1въ мlтву, твори1тъ покл0нъ вели1кій, є3ли1кw мощи2 глав0ю до земли2 довести2. Елико мощи главою до земли довести - это «формула» земного поклона. Старообрядцы, как было сказано, сохранили ещё и малый земной поклон, его «формулу» можно найти у бытописателя старообрядчества П.И. Мельникова-Печерского (справедливости ради надо сказать, что отношение к нему самих старообрядцев сложно): 

Весело,  радостно  встретили  дорогих  гостей  в Осиповке. Сначала, как водится, уставные  поклоны  гости перед иконами справили, потом здороваться начали   с   хозяевами. Приветам,   обниманьям,   целованьям,  казалось,  не будет конца.   Особенно   обрадовались   Аграфене   Петровне дочери Потапа Максимыча. 

-Здравствуй,  голубушка моя Настасьюшка,- говорила Аграфена Петровна, крепко обнимая подругу  детства. - Ох ты,  моя  приветная!  Ох  ты,  моя любезная!..   Да   как   же   ты выросла,  да  какая  же  стала  пригожая!.. 

- Здравствуй, сестрица, здравствуй, Парашенька, - продолжала  она, обнимая младшую  дочь  Патапа Максимыча. - Да как же раздобрела ты, моя ясынька, чтоб только  не  сглазить!  Ну,  да у меня глаз-от легкий, не бойся. Да и люблю я вас, сестрицы, всей душой, так с моего глаза никакого дурна вам не будет. А раздобрела Параня,  раздобрела...  Ах  вы,  мои хорошие, ах вы, мои милые!.. - Здравствуй,  Флёнушка!  Каково  живешь-можешь? Давно  не  видались. Тетенька здорова ли, матушка Манефа?  

А  матушка  Манефа как раз сама налицо. Вышла из боковуши, приветствует приезжую гостью. 

- Здравствуй,  Аграфёнушка!  Иван  Григорьич, здравствуйте! Здорово ли поживаете? 

Не  отвечая  словами  на  вопрос  игуменьи,  Иван Григорьич с Аграфеной Петровной  прежде обряд исполнили. Сотворили пред Манефой уставные метания(метание  -  слово  греческое, вошедшее в русский церковный обиход, особенно соблюдается старообрядцами.  Это  малый  земной  поклон.  Для исполнения его становятся  на  колени,  кланяются,  но  не  челом до земли, а только руками касаясь  положенного  впереди подручника,  а  за неимением его - полы своего платья, по полу постланной), набожно вполголоса приговаривая: 

  • Прости, матушка, благослови, матушка! 

- Бог  простит,  Бог  благословит, - сказала, кланяясь в пояс, Манефа, потом    поликовалась   (У   старообрядцев   монахи   и   монахини,   иногда даже христосуясь  на  Пасхе,  не целуются ни между собой, ни с посторонними. Монахи с мужчинами, монахини с женщинами только "ликуются", то есть щеками  (ликами - .Ф) прикладываются к щекам другого. Монахам также строго запрещено ликоваться с мальчиками  и  с  молодыми  людьми, у которых еще ус не пробился) с Аграфеной Петровной и низко поклонилась Ивану Григорьичу… 

Мы («синодалы-никониане») называем метаниями нечто иное, причём единства в трактовке не имеем. Одни называют метаниями поясные поклоны, это такие, чтобы елико рукою до земли досящи (дотянуться). Другие называют метаниями не поклон великий, но образ поклона разумей, еже есть - мало, перекрестяся, поклониться, - читаем в «Известии учительном» (этот замечательный в своём роде текст печатается  иной раз как приложение к Служебнику). Или таковые же вовсе без крестного знамения (например, покланяяся на Мир всем или при каждении). Нет единообразия и в вопросе этимологии, слово «метание» производят то от греческого μετάνοια - «сожаление о содеянном, раскаяние, покаяние», то от славянского «метать» - «метати себя оземь» (тогда всё-таки получается земной поклон и не стояние на коленях, а «ниц падше»?) Перевод «метаний» из земных поклонов в поясные случился при патр. Никоне, вот выдержка из его указа 1653 года: по преданию святых апостол и святых отец не подобает в церкви метания творити на колену, но в пояс бы вам творити поклоны (цит. по митр. Макарий, История Русской Церкви, т. 12, стр. 118).

Здесь же редактор поклонной статьи Типикона ссылается на 1 Тим 2.8 - ћкоже б9eственный ґпcлъ пavелъ ўчи1тъ, къ тімоfeю пишS: 

ХощY, речE, да мlтвы творsтъ мyжіе на всsкомъ мёстэ, воздёюще прпdбныz рyки без8 гнёва и3 размышлeніz - желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения.

Это та глава, первые слова которой нам известны по богослужению (стт. 1-2): 

Молю́ ýбо прéжде всехъ твори́ти моли́твы, молéнiя, прошéнiя, благодарéнiя за вся́ человеки, за царя́ и за всехъ, и́же во влáсти сýть, 

да ти́хое и безмóлвное житié поживéмъ во вся́цемъ благо­чéстiи и чи́стоте. Дальнейшие стихи также м.б. известны, впрочем, не всем (стт. 9-12): 

чтобы также и жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою, но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию. Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии.

Святитель Феофан Затворник так комментирует строки о молитве:

Апостол при сем не столько на внешность обращает внимание, сколько на состояние души; почему не просто сказал: воздеюще руки, - но: руки преподобныя, - то есть не запятнанные никаким пороком. Святой Златоуст говорит: что значит: преподобныя? Чистые. А что значит: чистые? Конечно, - не водою вымытые, а чистые от любостяжания, убийств, хищения, уязвления.

А что значит без размышления?Блаженный Феодорит Кирский поясняет: без размышления, значит: без сомнения, веруя, что непременно получишь, чего просишь. Да будут таковы прошения. 

И# соверши1въ мlтву, твори1тъ покл0нъ вели1кій, є3ли1кw мощи2 глав0ю до земли2 довести2. Вот формула земного поклона по Типикону. Тaже восклони1всz и3 стaвъ прaвw, пaки ўпрaвивсz ћкоже и3 прeжде, душeвнэ и3 тэлeснэ зрS къ бGу м0литсz <…> Дальше  автор прилагает свои рассуждения более общего порядка и полемизирует с с какими-то неизвестными нам оппонентами: инии скамейцы себе представляют (подставляют) себе, или же ино что, и свою леность сим удобряют… Кстати, упоминает и о разнообразии уставов: в других легкия именуются, во иных же и малые. После снова возвращается к способу совершения поклонов на этот раз малых: 

Покл0нъ же и3менyетсz, є3ли1кw м0жетъ человёкъ прaвw стоS поклони1тисz, не пaдаz колёнми, нижE главY преклонsти до земли2, и3 сE є4сть w4бразъ лeгкагw покл0на. 

Дальше снова некоторое время бранится на нециих не покаряющихся святых отец преданию, каковые не разумеют  добре молитися святою молитвою, Кто-то из таковых нагорбився, мало восклоняяся крестяся, главою кивает… - в общем безчинствует, выносит вердикт автор, и продолжает: сгорбився творит суетныя свои поклоны, тако и молитву <…> аки изумленный спешит проговорити… А потом от безумнаго моления своего востанет, аки юрод, ниже сам себе весть, что творил (сам не зная, что творил). 

А вот ещё о согласии в поклонах с братией: не зрят на предстоятеля церкви, но один другого предваряет, мятутся аки тростие ветром колеблеми… Но елико кто како составил свой нрав, тако и утверждается быти. Ещё звучат угрозы отлучением со ссылками на соборное послание VII Вселенского собора: 

Вс‰, кромЁ цRк0внагw предaніz и3 ўчeніz и3 и3з8oбражeніz с™hхъ, и3 приснопaмzтныхъ nтє1цъ, њбновлsємаz и3ли2 посeмъ содBzннаz, ґнafема. 

И замечательный вывод: 

Въ покл0нэхъ же и3 мlтвэ бyдемъ подражaтельны глаг0лющему: и4бо бGъ д¦ъ є4сть, д¦омъ и3 и4стиною клaнzющихсz х0щетъ. Аминь! Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе (Ин 4.23). 

Дальше говорится уже о молитве, мы рассмотрим последующий текст в своём месте.

 

Нужно сказать ещё об отмене земных поклонов в некоторые дни.

20-е правило І Вселенского Собора (325 г.) гласит: 

Понеже суть некоторые преклоняющие колена в День Господень; и во дни Пятидесятницы; то дабы во всех епархиях все одинаково соблюдаемо было, угодно святому Собору, да стояще приносят молитвы Богу. Выдающийся византийский канонист Иоанн Зонара (XII в.) предлагает такое объяснение этому правилу: церковь руководствуя своих чад, напоминает им (нам) об оном дне - едином и истинном осьмом невечернем дне, нескончаемом веке грядущем - и для приготовления к нему. Неделя, Воскресенье, День Господень - образ этого восьмого дня, его икона. Другой канонист Феодор Вальсамон (XII в.) напоминает, что и вся пятидесятница почитается как один день Господень. 

В 15 правиле свт. Петра Александрийского говорится так: Воскресный  же день провождаем яко день радости ради Воскресшего в оный. В сей день и колена преклоняти мы не прияли.

Земной поклон некоторым образом есть атрибут поста, а Апостольским правилом 64-м предписано даже тех иереев, кто постится в эти дни, извергать из сана, а мирян отлучать от общения. Это правило упоминает и субботу, потому и отмену поклонов распространяем мы и на субботу (привет адвентистам, попрекающим нас непочтением к субботе!)

90-е правило VI Вселенского собора объясняет отмену коленопреклонений просто и ясно: ради чести воскресения Христова. Указывается и от которого именно часа прекращаем поклоны: с вечернего Входа накануне воскресенья  яко нощь по субботе приемля предтечею воскресения Спасителя нашего, отселе духовно начинаем песни и праздник из тьмы в свети преводим, так что с сего времени всецелую нощь и день торжествуем воскресение до Входа следующего дня.

Эти правила некоторые склонны понимать как абсолютную отмену всяких земных поклонов. Архимандрит Спиридон (в схиме Дионисий) (Лу́кич) (1908-1991), насельник Киево-Печерской лавры,  считает, что это мнение обывателей в литургике и поверхностных или скороспелых, кабинетных уставщиков. А если в день Пасхи явится нам Сам Господь, разве не падём мы ниц перед Ним? Или, положив Ему поясной поклон, скажем в оправдание, что на большее не имеем права по Уставу?! 

Архимандрит Спиридон считает, что даже в эти дни и периоды года земные поклоны в исключительных случаях возможны. Именно: перед Святыми Дарами. Во-1х) сразу после Их освящения. Произношение этих <…> молитвословий и есть именно страшный момент пресуществления<…> По учению Церкви, с этого момента на святом престоле возлежит уже не хлеб и вино, но Самое Пречистое Тело Христово и Самая Пречистая Кровь Христова, и священник повергается ниц перед этой Святынею. С каким трепетом, с каким благоговением должны предстоять мы в этот момент перед лицом Самого Бога. В этот момент (освящения Даров) освящается самый престол, и храм, и все молящиеся, освящается площадь вокруг храма, все дома данного прихода и живущие в них, освящается их имущество, труд их, плоды их труда, освящается земля, дающая хлеб и вино для Божественной Жертвы, освящается самый воздух <…> Этот момент Божественной Литургии - основа всей жизни мира, это - ось жизненного колеса. <…> Страшный этот момент: все существо человека, все его чувства, мысли, все его существо должно повергаться ниц перед этим явлением человеколюбия и милости Искупителя, - проповедовал сщмч. Серафим (Звездинский) («Хлеб Небесный»). Во-2х) при выносе Даров из алтаря для причащения, в это время возглашается Со страхом Божиим и верою приступите. 

Непременно следует нам вспомнить также службу Вечерни Пятидесятницы, когда после долгого перерыва мы вновь возвращаемся к совершению земных поклонов. Вот красноречивое прошение из ектении:

- о прекланяющих пред Господом свои сердца и колени. 

Да, возобновляем телесные подвиги, но таковые не самодовлеющи, вместе с коленями не забудь, христианин, преклонить своё сердце. Ещё прошение:

- о принятии коленопреклонений наших как фимиама пред Ним. Господи, что можем принести Тебе? что воздамы Господеви? Прими эти малые наши труды!

В одной изрукописей встречается и такое прошение: о спасении еже свыше нас приклонших верою сердечныя и телесныя колене в день сей 50-ный.

И ещё: о еже покланятися присно душевно и телесне.

На этой службе читаются продолжительные коленопреклонные молитвы, а перед этим слышим: паки и паки преклоньше колена Господу помолимся.

 

Приложение:

Свт. Игнатий (Брянчанинов), «Приношение современному монашеству», 24. 

Поклоны при богослужении полагаются следующие и в следующем порядке: когда служащий иеромонах выходит пред царские врата, чтоб благословить чтение девятого часа или полунощницы, или в алтаре намеревается благословить чтение часов, то он пред возгласом благословен Бог наш полагает три поясных поклона; то же должны сделать и братья, равно как и пред начатием Божественной литургии. При начале Всенощного бдения полагаются три поясных поклона, когда головщик возглашает приидите, поклонимся. Вообще при всех службах на всяком трисвятом и на всяком приидите, поклонимся полагаются три поясных поклона, исключая приидите и трисвятое в самом начале Утрени, на которых принято только знаменаться трижды крестным знамением, так как и в начале шестопсалмия при троекратном произнесении стиха слава в вышних Богу, в средине шестопсалмия при троекратном произнесении аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже. Обыкновенно знаменуются однажды крестным знамением пред начанием Символа Веры на Божественной литургии. При пении стихир и стиховен тогда только полагается по одному поясному поклону, когда слова стихиры побуждают к поклонению. Впрочем, ни на сходе, ни на клиросах не кланяться в беспорядке и самовольно, но всегда последуя головщику. Когда при чтении кафизм поется, а при окончании их, равно как и при окончании шестопсалмия, произносится троекратно аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже, полагается по три поясных поклона, кроме воскресных и праздничных дней, суббот и полиелеев, в которые эти поклоны оставляются. Когда придут братия на сход и пред тем, как уходить со схода, полагают вместе, чинно, один поясной поклон, и потом все, в одно время, покланяются стоящему на сходе братству. При первом прошении каждой ектений и при возгласе, которым служащий иеромонах заключает ектению, полагается по одному поясному поклону. Пред чтением и после чтения святого Евангелия, при пении славы – по одному поясному поклону. На девятой песни при пении Честнейшую Херувим, при каждом повторении этих слов – по одному поясному поклону. На Божественной литургии после приидите, поклонимся и припадем ко Христу полагается один поясной поклон. По окончании всей Херувимской песни, то есть после аллилуиа – три поясных поклона. Приносимым дарам, как еще не освященным, воздается честь одним поясным поклоном, и, после него, наклонением главы. По окончании Тебе поем полагаются глубокие три поясных поклона, а неклиросными один земной: во время пения этой святой песни освящаются предложенные святые дары. По Достойно есть – один поясной поклон. Пред молитвою Господнею неклиросные полагают один земной поклон, а клиросные знаменуются только крестным знамением, потому что им немедленно нужно петь. После молитвы Господней, когда служащий иеромонах скажет: Яко Твое есть Царство и прочие слова возгласа, – полагается один поясной поклон. При возгласе Святая святым полагается три поясных поклона. Когда выносят Святые Тайны с возглашением со страхом Божиим и верою приступите, полагается клиросными один глубокий поясной, благоговейный поклон, как бы Самому Христу, невидимо присутствующему в Святых Тайнах, а неклиросными полагается один земной поклон. Точно также должно поступать, когда выносится святой потир во второй раз с возглашением всегда, ныне и присно, и во веки веков. По окончании Божественной литургии полагается три поясных поклона, и младшие обоих клиросов обращаются к старшим, все приветствуют друг друга поклонением. В воскресные и праздничные дни, в субботы и полиелеи, земные поклоны в церкви отменяются.

 

Архимандрит Спиридон (в схиме Дионисий) (Лу́кич) (1908-1991), из книги «Проскомидия»:

Поклоны же существуют (в уставной теории и монастырской практике) трёх видов: малые (называемые в монастырях, быть может, не совсем правильно, «метания»), поясные и земные. «Метание – не поклон великий, но образ поклона разумей, еже есть – мало, перекрестився, поклонитися. В пояс же и коленопоклонение – поклон глаголем». Первые (малые) употребляются чаще всех и, с крестным знамением, применяются во всяких случаях выражения молитвенного чувства и обращения, как, например, но прошениях ектении, при прохождении мимо храма и прочее.

Без крестного знамения они приняты, например, при каждении и называются «образ поклона». «Малыми» их называет сам Устав, говоря о каждении: «поклоняется мало».

Поясные – понятно каковы – «елико рукою до земли досящи», говорит тот же Устав. Без креста они употребляются при принятии благословения, например, при словах: «главы ваша Господеви приклоните» и тому подобное.

Земные, т.е. падение ниц, есть выражение предельного благоговения или самоуничижения, даже страха, или усиленнейшей мольбы о помиловании. Их полагают: при поклонении наибольшим святыням, во дни постов, и в наиболее важные в таинственном смысле моменты богослужения. В первом и последнем случаях значение календарного периода (Пятидесятницы, например) или празднственность дня (воскресные дни и Владычные праздники) в расчёт не принимаются.

Мнение, что земные поклоны в воскресные и великопраздничные дни, якобы, вовсе не допускаются Уставом и канонами – это мнение обывателей в литургике и поверхностных или скороспелых, кабинетных уставщиков. Входные поклоны престолу – в монастырях совершались всегда «земные».

В Ионинском монастыре (традиции которого взяли начало из Белобережской пустыни – образца лучших монастырей середины XIX-го столетия) престолу входные поклоны полагались «земные» круглый год: а Устав там соблюдался до йоты! Как видим, земные поклоны в нарочитых случаях даже при архиерее не отменяются и в великие праздники – при хиротонии.

То же соблюдается у старообрядцев: т.е. земные поклоны полагаются не именно престолу, но есть моменты в литургии и утрени, когда и на Пасхальной седмице у них кладут земные поклоны все молящиеся. Также и на Православном Востоке, как сообщается у епископа Порфирия (Успенского).

В Лавре некоторые старцы говорили: «Если бы нам в день Пасхи явился сам Господь, разве мы не упали бы ниц перед Ним? Или мы, положив Ему поясной поклон, сказали бы в оправдание, что на большее не имеем права по Уставу?!»

Без крестного знамения земные поклоны применяются: при испрашивании прощения, при великом входе на Преждеосвященной, при словах: «Свет Христов…» на ней же, при принятии архиерейского благословения в особых случаях, например, ставленником при хиротонии и т.п.

 

 


Автор: Администратор
Дата публикации: 19.02.2015

Отклики (10)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять отклики.