Пра́зднует днесь весь Афо́н,/ я́ко песнь прия́т от А́нгела чу́дно/ Тебе́, Чи́стей Богома́тери,// Ю́же вся тварь чтит, сла́вящи.

Икона Богородицы "Достойно есть". Кондак, глас 4.



2.16. Церковнослужители: чтец, иподиакон. Чины поставлений в священные степени. Иерархические степени священнослужителей: диакон, пресвитер, епископ.

Теперь посмотрим на священство не с академических - история, догматика, каноника и т.п. - точек зрения, но из богослужебных текстов и самого строя богослужения посвящений в священные степени. 

Отметим прежде всего принцип «телескопичности», «принцип матрёшки», священные степени следуют друг за другом так, что каждая последующая вмещает в себя все предыдущие. Диакон, рукоположенный в священники, сохраняет диаконское достоинство и духовные дарования диакона, а также, его обязанности. В большом числе церквей нет диакона, его  функции исполняет священник. То же касается и прочих степеней: свещеносца, чтеца, певца, иподиакона. И епископ в чине наречения и поставления приобретает качества, присущие только его сану, однако сохраняет и все предыдущие.

Хорошо когда клирик не забывает об этом. Помню одного владыку в далёкой-далёкой епархии, который просил пойти освящать дом своих священников, а когда те по каким-либо причинам отказывались, ничтоже сумняшеся шёл сам.

Напомним также значение слова «диакон» - слуга, служа́щий. 

Ср. 

Аще кто хощет стáрей быти, да будет всех менший и всемъ слуга - кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою (Мк 9.35) 

или 

Царие язык господ­ст­вуют ими, и обладающии ими благодателе нарицают­ся. Вы же не тако: но болий в вас, да будетъ яко мний: и старей, яко служай. Ктó бо бóлiй, воз­лежáй ли, или́ служáй? не воз­лежáй ли? А́зъ же посредѣ́ вáсъ éсмь я́ко служáй - 

Цари господствуют над народами, и владеющие ими благодетелями называются, а вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий - как служащий. Ибо кто больше: возлежащий, или служащий? не возлежащий ли? А Я посреди вас, как служащий (Лк 22.25-27).

Теперь о некоторых недоразумениях, связанных с терминами, которые с одной стороны у всех на слуху, с другой - значат не совсем то, что «на слуху» и в своих значениях имеют оттенки, о которых небесполезно знать.

Поставления в предшествующие священным степени: свещеносца, чтеца, певца и иподиакона у нас принято называть хиротесией. Поставления же в священные степени: диакона, священника (пресвитера) и епископа мы называем хиротонией (χειρο-τονία), а по-русски - рукоположением. Такой перевод возможен, однако более точным переводом будет отнюдь не «рукоположение». Глагол χειρο-τονέω (от χείρ + τείνω - простирать) - букв. поднимать, воздевать руки. Т.е. именно воздевать, а не полагать. Словарь предлагает такие говорящие сами за себя значения: голосовать поднятием рук(и)избирать (назначать) поднятием рук(и)решать поднятием рук, постановлять голосованиемТ.е. сам термин «хиротония» напоминает нам -некогда клирик избирался и лишь потом принимал рукоположение, каковое слово имеет греческим оригиналом как раз χειροθεσία  - (лат.manus) рука, кисть+ θέσις [τίθημι-опущение, постановка (ноги);  укладка; (место) положение,  филос. положение, утверждение, тезис]. 

Первый такой пример - избрание 7 диаконов:

…когда умножились ученики, произошёл у Еллинистов ропот на Евреев за то, что вдовицы их пренебрегаемы были в ежедневном раздаянии потребностей. Тогда двенадцать Апостолов, созвавши множество учеников, сказали: не хорошо нам, оставивши слово Божие, пещись о столах. Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости: их поставим на эту службу; а мы постоянно пребудем в молитве и служении слова. И угодно было это предложение всему собранию; и избрали Стефана, мужа исполненного веры и Духа Святого, и Филиппа, и Прохора и Никанора, и Тимона и Пармена, и Николая Антиохийца, обращённого из язычников; и поставили их перед Апостолами, исии, помолившись, возложили на них руки (Деян 6.2-6).

По свидетельствам историков Сократа Схоластика и Созомена свт. Иоанн Златоуст был всенародно избран: 

По истечении небольшого времени, по всеобщему единодушному голосованию, то есть и клириков и мирян, император Аркадий послал за ним (Сократ).

Голосованием решили это народ и клир (Созомен). 

Справедливости ради надо сказать, что в обоих приведённых свидетельствах использовано другое греческое слово, именно ψῆφος, смысл его, однако, сходен, ψῆφος - круглый камешек, галька; но в нашем случае этот ψῆφος не простой, он использовался и для счёта, и для подачи голоса (например в судебной практике - т.н. вотивный камешек), и для голосования. 

А почему же такая замечательная практика весьма испразднися (упразднена)? Нам и самим теперь опытно известно, что такое «демократические выборы». А вот что писал о выборах клирика ещё свт. Иоанн Златоуст (О священстве, 15):  

Все, имеющие право предоставлять эту честь, разделяются тогда на многия части, и в собрании пресвитеров не увидишь согласия их ни между самими собою, ни с епископом, но каждый стоит сам по себе, избирая один одного, другой другого. Причина в том, что не все смотрят на то, на что единственно нужно бы смотреть, на добродетель души; но бывают и другие побуждения к предоставлению этой чести: например, говорят: такой-то должен быть избран, потому что он происходит из знатного рода; другой – потому, что владеет великим богатством и не будет иметь нужды содержаться на счет церковных доходов; третий – потому, что добровольно перешел к нам от противников наших; и стараются предпочесть другим один своего приятеля, другой – родственника, а иной – даже льстеца; но никто не хочет смотреть на способного и сколько-нибудь узнать душевные качества.

Епископ, пресвитер и диакон рукополагаются в алтаре; 

иподиакон в древности рукополагался в диаконнике, ризнице, теперь – обычно в центре храма; 

чтец, певец, свещеносец – вне алтаря, а в каком именно месте храма точно не определено.

Хиротонии, по рукописям, совершаются в определённые моменты Литургии. Эти моменты отнюдь не случайны и не произвольны, они выражают роль и место хиротонисуемого в евхаристической службе:

епископ хиротонисуется (чин состоит из двух частей - мы так условимся! потому что можно мыслить его состоящим и из большего числа элементов: наречение, совершаемое накануне, и собственно хиротония) после Трисвятого перед чтением Апостола. В древности с этого момента, а точнее со Входа, фактически начиналась литургия; да и теперь архиерейское участие в литургии начинается фактически со Входа; таким образом, епископ поставляется в начале  службы, что соответствует его главенствующему положению за литургией;

пресвитер – после Херувимской, после поставления Даров на Престоле, а лучше сказать - перед евхаристической молитвой - Анафорой. Это связано с тем, что в древности именно новорукоположенный пресвитер освящал Дары. Теперь он просто участвует в совместном освящении, хотя занимает первенствующее среди других пресвитеров положение, первым же и причащается. Основная функция пресвитера - совершение евхаристии, в сослужении ли или самостоятельное; 

 

Новопоставленный епископ также занимает первенствующее положение на текущей службе. В те времена, когда никто из священнослужителей, не причащался сам, как сейчас, но все должны были принять причащение от чьих-либо рук («от рук второго лица»), новый епископ причащал самого патриарха. 

Диакон рукополагается как на полной литургии после Анафоры, так и на Литургии Преждеосвященных Даров, а лучше сказать - перед причащением, с тем, чтобы участвовать в причащении мирян; диакон - со-служитель епископа и пресвитера.

 

Два слова о возрасте клириков. В диаконы по правилам Неокесарийского, Карфагенского, Трулльского (691 г.) Соборов принимают после 25 лет, в пресвитеры – 30, в епископы (по 120-какой-то новелле Юстиниана) – 35 лет. Эти нормы теперь редко выдерживаются.

В русской традиции книги, по которым правили службу архиереи, назывались «святительскими служебниками». В XVII веке при патриархе  Никоне, очень интересовавшимся Уставом, многие службы совершавший с Типиконом «наперевес» и пользовавшимся всяким удобным случаем, чтобы сверить русский чин с греческим и внести поправки, гостивший в то время на Москве Константинопольский патриарх свт. Афанасий III Пателларий  собственноручно записал чин архиерейской литургии, принятый у греков.  Текст был переведён, таким образом возник славянский архиерейский служебник, так или иначе дошедший до нынешних времён. Тогда же (в XVII в.) за епископской редакцией Евхология закрепилось название Чино́вник архиерейский (Чино́вник архиерейского священнослужения) в славянских Церквах (в церквах греческих - Архиератикон). 

Нас может ввести в заблуждение слово Евхологий - букв. «молитвослов». Это не тот, к которому мы привыкли: с вечерними и утренними молитвами, последованием ко причащению, молитвами на разные случаи и т.д. Греческие Евхологии соответствуют славянским Служебнику и Требнику.

В 1-м томе современного Чино́вника архиерейского священнослужения (изд. МП, Москва 1982) находим чины:

         -  на поставление свещеносца, чтеца и певца;

         -  на хиротонию иподиакона;

         -  на хиротонию диакона;

         -  на произведение архи- и протодиакона;

         -  на хиротонию пресвитера;

                           -  во еже сотворити протопресвитера;

                           -  на произведение игумена;

                           -  на произведение архимандрита.  

2-й том открывает Чин наречения, исповедания и хиротонии архиерейской.

Первый по счёту чин рукоположения чтеца и певца. Однако, соответствующая молитва предваряется молитвой на поставление свещеносца. В Софии Константинопольской обязанности свещеносца исполнял сам император, он предварял, например, шествие с дарами на Великом входе.

В молитвах свещеносцу испрашиваются нескверные и непорочные одежды, а о чтеце/певце архиерей молится так: освяти его, и даждь ему со всякой мудростию и разумом Божественных Твоих словес поучение и прочитание творити, сохраняя его в непорочном жительстве. В напутствии  чтецу/певцу архиерей призывает его жительствовати целомудренно, свято и праведно итак Божественная Писания прочитовати да слушающии, зряще тя, созидание приимут.

После молитвы чтец некогда читал отрывок из Апостола (это делается и поныне), а певец пел из Псалтири.

Словом «певец» переведено греч. ψάλτης - «псалтис», то, что точнее было бы перевести как «псаломщик». В славянском переводе («певец») с одной стороны утеряно отношение «певец - Псалтирь», с другой - «певец» отягощено современными значениями этого слова: «вокалист», «баритон», «лирическое сопрано». Между тем, чтение Псалтири, как и какой-либо другой священной книги, есть духовная деятельность, требующая соответствующих - и не только природных - качеств и помощи Божией. Содержание молитвы как раз и относится к пониманию и осмысленному чтению Слова Божьего. Ни для какого другого клирика не просится у Господа такого понимания (впрочем, последующие ступени как уже было сказано, включают в себя дарования предшествующих). Можно предположить, что роль чтеца в древности выходила за рамки «просто чтения», это мог быть некий «книжник», дидаскал, катехизатор. Нам, увы, нередко приходится слышать чтение, из какового ясно, что читающий сам не понимает, что читает. Вспомним Грибоедова: 

Читай не так, как пономарь,
А с чувством, с толком, с расстановкой.

Следующая рубрика Чиновника - хиротония иподиакона. Приставка ὑπο- имеет значение подчиненности, т.е. иподиакон - помощник диакона, которому исходя из самого наименования, и подчинялся.

Молитва на поставление иподиакона говорит о послужении Святым Тайнам (может быть, некогдав этом заключалась одна из функций иподиакона -он мог отвечать, например, за дарохранительницу и за хранящиеся в ней Святые Дары?) Из последующего текста видно, что иподиакон мог быть был пономарь или ключарь, во всяком случае попечение о храме ясно прописано в молитве – даждь ему любити благолепие дому Твоего, предстояти дверем храма Святаго Твоего, возжигати светильник селения славы Твоея. «Механикой» молитва не ограничивается, иподиаконство есть делание духовное: насади его во святей Твоей Церкви, яко маслину плодовиту, плодоносяща плод правды, и совершенна покажи раба Твоего…

Наш Чиновник отводит иподиакону скромную роль служить при умывании архиереем рук, и только. В рукописях же новому иподиакону предписывалось возглашать: Елицы вернии, паки и паки миром Господу помолимся. Этот факт, возможно, подчёркивает роль иподиакона как придверника, именно на него, вероятно, была возложена забота об удалении оглашенных и присутствии верных в храме.

Надо сказать, что ныне те, кого принято называть иподиаконами, являются таковыми лишь отчасти. Они рекрутируются из молодых людей, часто семинаристов и/или сыновей священников, для помощи епископу при богослужении. В церковную степень они не поставляются, а несут своё послушание просто «в рабочем порядке». То же касается и нынешних чтецов и певцов, они исполняют некоторые церковные функции без посвящения в степени. Напомню, что посвящение в степень - чтеца, певца, иподиакона предполагает, например, невозможность повторного брака, так что если к моменту поставления в чтецы, кандидат ещё не женат, то после посвящения он уже не может жениться. Нынешние чтецы-певцы-иподиаконы отчасти потому и не рукополагаются, а служат «так». А вот когда кто-то из них намеревается стать священнослужителем, тогда после прохождения испытаний, епископ рукополагает его последовательно (иной раз в один день) во все степени сразу.

О последующих хиротониях - в диакона и пресвитера - следует говорить особо. И степени эти сохранили реальную (а не номинальную, как в случаях с свещеносцем, чтецом/певцом, иподиаконом) сакральную «нагрузку», и чины посвящений в священные степени имеют схожую форму, а различаются только содержанием.

Одним из элементов чина является провозглашение формулы Божественная Благодать, всегда немощная врачующи и оскудевающая восполняющи проручествует имярек, благоговейнейшаго… далее следуют переменные: иподиакона во диакона, диакона во пресвитера… Некогда хартия с этим текстом была неким документом юридического характера, документ этот свидетельствовал о законности избрания и отсутствии каких-либо канонических препятствий к поставлению. Следует отметить, что совершение хиротонии влекло за собою изменения социального и гражданского статуса. Например, согласно 73-й новелле императора Юстиниана (это VI век) епископ после хиротонии получал свободу от рабства и зависимого состояния, а, если находился под властью отца, освобождался от таковой и делался независимым и самостоятельным (подробнее о власти отца будет сказано в своё время в лекциях о таинстве Брака). Кроме того, при хиротонии производились денежные взносы в пользу совершавших. Указанный декрет был тем документом, что подтверждал правомочность перечисленных действий. Хартию из патриаршей канцелярии приносил чиновник с живописным наименованием хартофилакс (хранитель хартий). 

 Теперь, когда Церковь и государство юридически в значительной степени независимы, бумага эта не носит прежней юридической нагрузки и  на богослужении воспринимается как молитва. Этому способствует заключительная часть декрета, в учебниках её называют побудительной: помолимся убо о нем, да приидет на него благодать Всесвятаго Духа. Ответом на приглашение к молитве служит троекратное пение Господи, помилуй.

В классических евхологиях молитва Божественная благодать не выписывалась, текст её находился на отдельной хартии, хартию эту подавал архиерею хартофилакс.

Богословие начальной части рассматриваемого молитвословия  красноречиво - Божественная Благодать, всегда немощная врачующи и оскудевающая восполняющи: Бог преодолевает немощь рукоположенного, Бог Сам действует через Своего иерея и вместе с ним. О недостоинстве как хиротонисуемого, так и хиротонисающих ясно будет сказано и в последующих молитвах. Божественное и человеческое пребывают в священнике Божием в равновесии: благодать священства не подавляет воли иерея, но и не дозволяет разыграться волюнтаризму, она побуждает оставаться твёрдым в смиренном стремлении жить с Богом и молить Бога об обновлении благодати, данной при хиротонии. 

Красноречива молитва священника о себе при пении Херувимской песни: 

Никтоже достоин от связавшихся плотскими похотьми и сластьми приходити и приближатися, и служити Тебе, Царю славы

Столь же реалистична 5-я молитва Елеосвящения: 

…Иже мене смирeннаго и грешнаго, и недостйнаго раба Твоего во мнозех гресех сплетeннаго, и страстьми сластeй валяющагося, призвaвый во святый и превеличaйший степéнь свящeнства…

и

… аще бо в сyд внидеши с рабы Твоими, никтоже обрящется чист от сквeрны, но всякая уста заградятся, не имущая что отвещaти…

Или эпиклезис Василия Великого: 

Сего рaди, Владыко Пресвятый, и мы грешнии и недостойнии раби Твои, сподобльшиися служити Святому Твоему жeртвеннику, не ради правд наших, не бо сотворихом что благо на земли, но рaди милоcти Твоея и щедрот Твоих, яже излиял еси богaтно на ны, дерзaюще приближaемся Святому Твоему жeртвеннику… 

Или пронзительные слова из его же анафоры: помяни, Господи, и мое недостоинство, прости ми всякое согрешение, вольное же и невольное: и да не моих ради грехов возбраниши благодати Святаго Твоего Духа от предлежащих даров

Т.е. это сознание недостоинства и восполняющей его Благодати священник проносит через всю жизнь. Действие благодати побуждает нас и даже обязывает к со-трудничеству, со-работничеству, небрежение же и нерадение может воспрепятствовать Благодати. Да не будет.

Дальнейшие элементы чина хиротонии:

-   собственно возложение рук;

-   молитва общины: Господи, помилуй и мирная ектения ;

-   две молитвы епископа, призывающие на ставленника Святого Духа;

-  возложение знаков достоинства, т.е. надевание новых, согласно сану, облачений; 

-   участие новопоставленного в раздаянии причастия.

Теперь скажем о хиротонии каждого чина в отдельности, прописывая более-менее подробно элементы замечательного обряда.

Хиротония диакона, который должен быть полных 25-ти лет, совершается после Евхаристической молитвы. 

Два иподиакона берут под руки имущаго хиротонисатися (пока он тоже иподиакон), приклоняют его ничуща (согбенна), елико мощно (наклоняют его книзу насколько возможно) и ведут к алтарным вратам. 

Шествие сопровождается возгласами: Повели! Повелите! Повели, Преосвященнейший владыка! 

Повелите! некоторые авторы склонны считать  обращением к предстоящим людям и соответственно «рудиментом демократии». На самом деле едва ли это апелляция к народу, скорее - к освященному собору и архиерею.Формулы эти здесь поздние, в древних Евхологиях их нет, они суть принадлежность дворцового церемониала.

В алтарных вратах ставленника принимают протодиакон и диакон. 

Обратим внимание: провожают ставленника до алтарных дверей равные ему на иерархической лестнице иподиаконы, встречают в алтаре диаконы, на чью ступень пере- или если угодно вос-ходит рукополагаемый. То же - с хиротонией пресвитера: до алтаря его провожают диаконы, во вратах встречают священники. 

Ставленник обводится трижды кругом престола 

(у престола несколько символических рядов, мы укажем здесь только на один - престол есть средоточие церкви, на престоле совершается бескровная жертва. Подробнее почитайте, пожалуйста, в соответствующих главах прилагаемых книжек:  ДМИТРИЕВСКИЙ "Изъяснение...", арх. ГАВРИИЛ (Голосов) Руководство по литургике; "Новая Скрижаль" http://saint-elisabeth.ru/богословские-курсы/литургика/литература/

Обходя престол он прикладывается к каждому его углу, поклоняется архиерею, сидящему у престола, принимает архиерейское благословение, целует благословляющую десницу и епигонатион 

(буквально «наколенник», эту деталь архиерейского и священнического облачения мы чаще называем палица. Арсений Суханов пишет: погонатион, по нашему же палица. Палица символически изображает «меч, висящий при поясе», «кинжал духа». 

Целование в колено - знак покорности перед Богом, десницы - как служащею делу божественному и как имеющею рукоположить его.

Замечательно, что во время троекратного обхождения престола поются те же тропари, что и на венчании, хотя и в несколько ином порядке. Священнослужитель венчается с престолом! Кстати, на Руси принято, чтобы семейный клирик перед рукоположением снял обручальное кольцо и больше никогда не надевал его, отныне он в первую очередь муж церковный.

Наконец, ставленник <хиротонисаемый> приклоняет правое колено у престола, полагает длани крестовидно на святую трапезу (складывает руки крестообразно на углу престола), приложит же и чело между рук (на скрещённые руки полагает главу). 

Архиерей покрывает его омофором, возглашает Божественная Благодать, всегда немощная врачующи и оскудевающая восполняющи и читает над ним две молитвы.

В первой говорится, что Господь предзнанием посылает Святого Духа на определенного Им человека, который должен быть служителем (в греческом тексте стоит λειτουργούς - «литургом») и работати нескверным Твоим Тайнам. Диакону предписывается служить честным Тайнам!

В дониконовских редакциях Служебников литургия так и называлась - «служба», отсюда, собственно, и «Служебник». 

В этой молитве встречается интересное словосочетание: сего, егоже благоволил еси от мене проручествоватися во диаконства служение во всякой честности соблюди имущаго тайну веры в чистой совести. Смысл во диаконства служение понятен: в служение диаконом, в сане диакона. Однако, если иметь в виду греческий текст, где и диаконство и литургия значат служба, этот оборот (ἐις τήν τής διακονίας λειτουργίαν) можно понимать несколько иначе: в служение литургии

И «тайну веры» можно перевести как «таинство веры», имея в виду евхаристические ассоциации. Т.е. проручествоватися в сослужащего литургию и участвующего  в евхаристическом приношении с чистой совестью. 

И раз уж мы взялись за истолкование текста, скажем об архаичном  «на современное ухо» проручествовании. Это слово - калька с греч. προχείρησις - букв. «проручествование», «произведение», [προχειρίζομαι - 1.заранее приготовлять, готовить; заранее избирать, назначать]. Таким образом, диакон произведён, поставлен в сослужащего литургию и участвующего в евхаристическом приношении с чистой совестью. Но произведён-потавлен именно посредством рук, рукоположения. Такое ёмкое слово проручествование!

Диакон – хранитель и распорядитель Св. Таин. Так и было в древности: он преподавал Причастие присутствующим в собрании и относил Святые Тайны в домы отсутствующих - ради благословных вин оставльшихся - «оставшихся дома по уважительным причинам».

В обеих молитвах упоминается первомученик и перводиакон Стефан (и перваго его провествова́вый диакона). Причём во 2-й молитве с цитацией  Мф 20. 26: 

Иисус же, подозвав их, сказал: вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть бóльшим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам раб (Мф 20.25-27). Понятно, что в греческом оригинале на месте слугою стоит δια­́κονος. С первомучеником и архидиаконом Стефаном связаны и дальнейшие прошения, хотя эта связь и не явна. Церковь устами архиерея просит исполнить диакона всякия веры, и любви, и силы, и святыни, того в общем, что можно бы пожелать всякому человеку. Всё дело в том, что здесь свободно цитируется Деян 6.8: А Стефан, исполненный веры и силы, совершал великие чудеса и знамения в народе. 

Интересноотметить ещё такие слова молитвы: не в наложении рук моих, но в посещении богатых Твоих щедрот дается благодать (т.е.нашествие Духа) достойным Тебе.  В других рукоположениях нашествие Духа и возложение рук ставятся вместе, как например в молитве хиротонии епископа: через рукоположение нас соприсутствующих зде соепископов и сослужителей нашествием и силою и благодатию Святаго Твоего Духа… В молитве о пресвитере не поминается ни то, ни другое.

После молитвы воздвигнут его и архиерей налагает на новопоставленного диакона свойственные его сану облачения - орарь и поручи, возглашая велегласно: Аксиос (ἄξιος - достоин). Хор от лица народа трижды повторяет: Аксиос, аксиос, аксиос! 

«Диаконская» рубрика Архиерейского Чиновника завершается следующим предписанием: и поставляется у престола стрищи (стеречь) Святая.

Что такое это стрищи Святая подробнее прописано в другом месте:

… и, дая ему лобзание любви, передаёт ему святую рипиду и ставит его веять с рипидой над святой Трапезой… Рипида (ριπίδιον от ῥῑπίζω - обвевать) - веер, опахало, которым некогда, вероятно, отгоняли от священных сосудов мелких насекомых. 

После того как причастился хиротонисуемый, передаёт ему архиерей святой потир и причащает <диакон> Святой Кровью приходящих. 

Выше говорилось, что служение Святым Тайнам было некогда главным делом диакона. Теперь диакон также участвует в причащении, но по большей части приглашает нас всех к молитве: Господу помолимся! У Господа просим!

При этом, чем торжественней и краше «диаконства», т.е. прошения, тем диакону больше «решпекту». Зачастую диакон есть эдакое украшение (вполне декоративное) церковной службы. Вот иллюстрирующий сказанное фрагмент записок о быте московского духовенства в конце XIX века:

В дьяконе Москва ценила в первую очередь сильный и громкий голос, а во вторую - рост и осанистую наружность. Наиболее басовитые и «зверовидные» дьяконы пользовались популярностью у всего города, а купечество наперебой зазывало их в гости на различные семейные торжества, специально чтобы послушать, как отец дьякон, надсаживаясь, будет реветь «Многая лета» имениннику или новобрачным - да так, что посуда на столе задребезжит!

Когда же соответствующих дарований нет, тогда диаконство воспринимается как переходная ступень к иерейскому чину. 

Хиротонисуемый пресвитер должен быть полных 30-ти лет. Форма обряда сходна с диаконской. О некоторых отличиях уже говорилось: к алтарным вратам диакона ведут собратья-диаконы, а принимают в алтаре иереи. Во время троекратного обхода престола поются те же «брачные» тропари, на время чтения епископских молитв, в отличие от рукополагаемого дьякона, священник преклоняет оба колена.

 Первая фраза 1-й молитвы Боже безначальный и безконечный, всякого здания старейший Сый, нарицанием пресвитера почествова́вый удостоившияся священнодействовати слово Твоея истины (т.е. поставляемого) содержит игру слов, не заметную в славянском переводе: старейший-πρεσβύτατος и пресвитер это в общем одно и то же слово или во всяком случае однокоренные слова. 

Cлав. cвященнодействовати точно переводит греч. ἱερουργεῖν в значении литургического действия. Мы потому говорим здесь об этом, что в Священном Писании это слово может употребляться в несколько более общем смысле

[Ср. два фрагмента из апостола Павла: 

по данной мне (Павлу) от Бога благодати быть служителем Иисуса Христа у язычников и совершать священнодействие (ἱερουργοῦν­τα) благовествования Божия, дабы сие приношение язычников, будучи освящено Духом Святым, было благоприятно Богу (Рим 15.16). В другом фрагменте Который есть священнодействователь святилища и скинии истинной, которую воздвиг Господь, а не человек (Евр 8.2) употреблено другое слово «литург» (λειτουργὸς)].

В 1-й молитве епископ просит Господа благоволения, чтобы в непорочном жительстве и неклонной вере ставленник сумел подъяти великую сию благодать.

Во 2-й молитве чётко определены функции пресвитера: сего, егоже благоволил еси на пресвитерский возыти степень Святого Твоего Духа дара да будет достоин

предстояти непорочно жертвеннику Твоему, 

вествова́ти Евангелие царствования Твоего, 

священнодействовати слово истины Твоея, 

приносити Тебе дары и жертвы духовные, 

воз(обн)овлять люд Твой чрез купель пакирождения.

Итак, функции пресвитера: 

- быть предстоятелем общины;

- проповедовать Евангелие;

- быть «священнослужителем» слова (в данном случае скорее в значении Рим 15.16);

- приносить евхаристическую жертву;

  • крестить.

После молитв с пением Аксиос на иерея надеваются облачения: епитрахиль, пояс, фелонь и вручается Служебник. На литургии за которой совершилась хиротония, новорукоположенный занимает первенствующее среди священников место. В конце литургии он возглашает заамвонную молитву (забегая вперёд скажем, что по традиции её всегда читает младший по хиротонии священник, разумеется, если служба правится соборне).

Хиротония епископа совершается в несколько этапов. Они обозначены уже в наименовании соответствующей рубрики Чино́вника Архиерейского Священнослужения

(чаще его называют просто Архиерейский Чиновник - с ударением на последнем слоге, хотя правильнее на втором; у греков книга называется Архиератико́н, о чём подробнее говорилось выше).

Чин архиерейской хиротонии открывает 2-й том Чиновника и озаглавлен так: Чин наречения, исповедания и хиротонии архиерейския.

Прежде наречения совершается избрание нового епископа. Избрание епископа имеет историю. Скажем о ней кратко.

Нынешний порядок избрания восходит к Архиерейскому Служебнику (Чиновнику) 1910 года.

Егда время случится избрати архиереа на кий-либо архиерейский престол, тогда во Священном Синоде разсуждают, кто доволен на таковое достоинство.

Для сравнения приведём фрагмент из Чиновника 1825 года: …тогда в святейшем правительствующем Синоде рассуждают чрез мнения и напишет всяк от членов… кого довольна на таковое достоинство и многое о сем истязание сотворше, избирают две персоны и избравше предлагают к определению Его Императорскому Величеству… И по изволению Императорского Величества определённому…бывает избранному объявление от обер-секретаря, тако: 

Честный отец… Всесветлейший и самодержавнейший великий государь император Александр Павлович [1801-1825], самодержец всероссийский именным своего величества ука́зом повелевает, и святейший … Синод благословляют

Такая практика восходит к византийской. Византийская практика XV в. назначения разных возможных кандидатов синклитом и окончательного выбора одного из них государем описывается у блаж. Симеона Солунского. Чин на избрание архиерея предписывал следующий порядок: для выбора кандидата на вдовствующую кафедру правящий областью архиерей - митрополит устраивал собор из подведомственных ему епископов. Они совершали краткий молебен, после чего высказывали свои мнения о возможных кандидатах, таким образом, наконец, избирались трое. Митрополит, кстати, на соборе отсутствовал, его представлял хартофилакс, который и вёл собрание. Имена избранных собором кандидатов хартофилакс сообщал правящему епископу, который и избирал из трёх единого.

А вот 4-е правило I Вселенского (Никейского) Собора (325 год): Епископа поставляти наиболее прилично всем тоя области епископам. Аще же сие неудобно, или по належащей нужде, или по дальности пути: по крайней мере три во едино место да соберутся, а отсутствующие да изъявят согласие посредством грамат: и тогда совершати рукоположение. Утверждати же таковыя действия в каждой области подобает ея митрополиту.
Ещё раньше на Карфагенском Соборе 419 года (61-й канон) речь идет и об участии народа в избрании епископа: Подобает определити и сие: аще когда приступим к избранию епископа, и возникнет некое прекословие, понеже были у нас в разсмотрении таковые случаи; дерзновенно будет трем токмо собратися для оправдания имеющаго рукоположитися; но к вышереченному числу да присоединится един или два епископа; и, при народе, к которому избираемый имеет быти поставлен, во-первых будет исследование о лицах прекословящих; потом да присовокупится к исследованию объявленное ими, и когда явится чистым пред лицем народа, тогда уже да рукоположится.

Итак, народ участвовал в избрании епископа как свидетель.

Впрочем, ещё раньше обнаружилась тенденция устранять от участия в выборах «толпу» (οχλος). Правило 13-е Лаодикийского 364 года собора предусматривает: Да не будет позволяемо сборищу народа избирати имеющих произвестиcя во священство. Выдающийся византийский церковный канонист и толкователь канонов Феодор Вальсамон (XII век) делает из этого правила такой вывод: В древности избираемы были народом не только епископы, но и священники, что и запрещено. Но в правиле говорится все-таки не о народе (λαος), а о толпе, черни - οχλος. Поэтому более точным представляется толкование современника Вальсамона Иоанна Зонары: Не только избрание епископов производить запрещено сборищу черни, но не дозволено избирать и священников.

Таким образом, со временем - во избежание беспорядков и смут при избрании епископа - мирян стали представлять знатные люди. Таким образом, сословие мирян не устранялось полностью от избрания епископа, но представляло их уже не случайное «сборище народа». Постановление об этом внесено в 137 новеллу Юстиниана, вошедшую в 1-й титул «Номоканона». Светская власть, однако, не могла иметь решающего значения при избрании епископа. Этот подтверждает VII Вселенский Собор, рассматривавший среди прочих вопрос об избрании архиереев. Опираясь на прежние каноны (например, упомянутого нами выше I Вселенского собора 4), Отцы Собора в 3-м правиле постановили: Всякое избрание во епископа, или пресвитера, или диакона, делаемое мирскими начальниками, да будет не действительно по правилу (Апостольское правило 30), которое глаголет: Аще который епископ, мирских начальников употребив, через них получит епископскую в Церкви власть, да будет извержен, и отлучен, и все сообщающиеся с ним.

В законодательстве Юстиниана предполагается, что власть народа (и на избрании епископов) переходит к императору, который назначает кандидата, через выдачу хартии, на которой начертана формула религиозного характера, например: Во имя Отца и Сына и Св. Духа… наше величество… производит тебя… на такую-то должность.

Первая стадия собственно хиротонии – наречение во епископа. Оно совершается накануне хиротонии.

И определенному во архиереа бывает наречение сицевым образом.

Времени наставшу, призываеми бывают архиерее во Священный Синод или во храм, и, собравшымся им, первенствуяй архиерей возлагает на ся мантию, епитрахиль, поручи и малый омофор, прочии же архиерее мантии. 

Поставляется же столец, на немже полагается Святое Евангелие. Два иеромонаха в фелонех держат един убо Святый Крест на блюде с воздухом, другий — сосуд со святою водою и кропилом. Приводят же архимандрити два в мантиях избраннаго пред архиереи.

По сих бывает избранному объявление тако:

Честный отец архимандрит [или: иеромонах], имярек, Святейший Патриарх Московский и всея Руси и Священный Синод Русской Православной Церкви благословляют твою святыню быть епископом богоспасаемого(-ых) града(-ов), имярек.

Избранный же на сие отвещает:

Благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси и Священного Синода Русской Православной Церкви быть мне епископом богоспасаемого(-ых) града(-ов), имярек, со благодарением приемлю и нимало вопреки глаголю.

Новопоставленному архиерею «со увещательным поучением» вручается посох. Несколько раньше епископу вручаются архиерейская ряса, панагия, мантия, клобук и «ве́рвица» (чётки).

После наречения совершается краткий молебен, за которым поются тропарь и кондак Пятидесятницы. 

По отпусте молебна архиереи рассаживаются и слушают речь, которую произносит ставленник. Речь эту так и называют: ставленническое слово или слово при наречении. Речь носит программный характер. Кроме программы высказываются благодарения людям, сыгравщим в духовной жизни ставленника особую роль, повлиявшим на его духовное возрастание.

В качестве примера приведём слово при наречении святителя Иоанна (Максимовича):

«Грядите по Мне и сотворю вы ловца человеком» (Мф 4.19), сказал Господь, призывая Своих первых апостолов. Не думал я в раннем детстве, что и ко мне будет обращен тот же призыв, хотя с первых дней, что начал сознавать себя, желал служить правде и истине. Родители мои возгревали во мне стремление непоколебимо стоять за истину, и душа моя пленялась примерами тех, кто отдавал за нее свою жизнь, борясь против царей, когда они были гонителями спасительной веры, и за царей, когда они являлись носителями и защитниками благочестия.

Плохо я представлял себе в начале путь, которым нужно идти. Подрастая, думал себя посвятить военной или гражданской службе Отечеству, являвшемуся тогда оплотом и хранителем истинного благочестия.

Я поступил в учебное заведение, посвященное одной из славных страниц истории России (Петровский Полтавский Кадетский корпус), но в нем я почувствовал, что мне нужно избрать другой путь. Особенно тому способствовало общение с нашим законоучителем (протоиереем Сергием Четвериковым) и с ректором семинарии (ныне архиепископом Варлаамом).

День окончания мною среднего учебного заведения совпал со днем вступления на кафедру города, где предстояло проходить высшее образование, нового иерарха (ныне митрополит Киевский Антоний, тогда архиепископ Харьковский), который сделался навсегда руководителем моей духовной жизни. Изучая светские науки, я все больше углублялся в изучение науки наук, в изучение духовной жизни. Монастырь, где жил архипастырь, и церковь привлекали меня больше, чем место где я учился высшим светским наукам. Совершившееся крушение государственной мощи нашего Отечества убедило меня окончательно в непрочности всего земного и слабости человеческих сил и способностей, и я решил отречься от сует земного мира, посвятив себя едино служению Богу.

Но служение Богу, властно призывая мою душу, «отречься себя, взять крест свой и идти за Христом» (Мф 16.24; Мк 9.24), в то же время накладывало внутреннюю необходимость стать ловцом людей. Еще прежде, чем окончательно порвалась моя внешняя связь с светским миром, жажда к богословским знаниям привлекла меня в училище, имеющее своим покровителем великого святителя Савву, а потом и на путь, им показанный.

Ныне устами Архипастырей Церкви призываюсь я восприять архипастырское служение. Не смею помыслить себя достойным сего сана, сознавая греховность свою, но боюсь и отрекаться от него, слыша слова Господни, обращенные к согрешившему, но кающемуся Петру: «Аще любиши Мене, ....паси агнцы Моя, ...паси овцы Моя» (Ин 21.15-17). Святой Иоанн Златоуст, объясняя настоящее место Евангелия, обращает внимание на то, что в доказательство любви Господь потребовал не иного подвига, а именно подвига пастырства. Почему же так велико в очах Господних пастырское служение? Потому, что пастыри, по выражению апостола Павла, суть «Богу... споспешницы» (1 Кор 3.9). Христос пришел на землю восстановить осквернившийся образ Божий в человеке, призвать людей, соединить их во единого человека, едиными усты и единым сердцем прославляющего своего Творца.

Задача каждого пастыря привлекать людей к тому единству, перерождать и освящать их. Что может быть более великим, чем воссоздать создание Божие! Какую большую пользу можно принести своему ближнему, чем подготовив его к вечной жизни! Нелегко выполнение сей задачи — приходится бороться с испорченной грехом природой человека. Часто встречается непонимание, а иногда сознательное сопротивление, ненависть со стороны тех, кого любишь и о ком заботишься. Велико должно быть самопожертвование пастыря и велика любовь к своему стаду. Все готов должен быть перенести он ради его пользы, и каждая овца должна найти место в его сердце, к каждой должен он применить соответствующее врачевание, сообразуясь с особенностями характера и обстоятельствами каждого. Если же столь трудны и сложны обязанности обычного пастыря и велика его ответственность за спасение им пасомых, что можно сказать об архипастыре? Поистине к нему обращены речи Господни, сказанные некогда пророку Иезекиилю: «Сыне человечь, стража дах тя дому Израилеву» (Иез 3.17).

Архипастырь ответствен не только за всех агнцев, Богом врученных ему, но и за пастырей. Взыщется с него за каждого грешника, которого во время не образумил, за каждого, кто шел путем правды, но совратился с него. Долг его болеть болезнями своих овец и тем исцелять их, подобно Пастыреначальнику Христу, «раною Которого мы исцелехом» (Ис 53.5). Нет у него личной жизни, весь должен он отдаться делу спасения душ человеческих и водительству их в Царство Небесное. Он должен быть готов перенести все озлобления, гонения и самую смерть ради истины, пить чашу Христову и креститься Его крещением (Мф 20.23; Мк 10.39). Он должен заботиться не только о приходящих к нему, но и сам искать и возвращать стаду заблудших овец, нося их на раменах своих. Долг его возвещать Христово учение его незнающим, памятуя заповедь Господню: «шедше в мир весь проповедите Евангелие всей твари» (Мк 16.15). Будучи проникнут сознанием вселенскости Церкви, он не должен ограничиться заботой только о тех, кто непосредственно поручен ему, но должен духовным оком озирать всю вселенную Церковь Христову, желать просвещения всех народов и преуспеяния их в вере истинной, ибо в Церкви «несть еллин, ни иудей, ...варвар и скиф» (Кол 3.11), но все суть одинаково любезныя дети Отца Небесного.

Заботясь о спасении людей, должно применяться к их понятиям; дабы привлечь всякого, подражая в том апостолу Павлу, и подобно ему нужно быть способным сказать: «Быть Иудеем яко иудей, да иудеи приобрящу, ...беззаконным яко беззаконен, ...да обрящу беззаконныя. Бых немощным, яко немощен, да немощныя приобрящу: всем бых вся, да всяко некия спасу» (1 Кор 9.20-22).

Заботясь о спасении душ человеческих, нужно помнить, что люди имеют и телесные потребности, громко заявляющие о себе. Нельзя проповедывать Евангелие, не проявляя любовь в делах. Но при том нужно опасаться, чтобы заботы о телесных потребностях ближних не поглотили все внимание пастыря и не шли бы в ущерб попечению о духовных нуждах, помня слова апостолов: «не угодно есть нам оставльшим слово Божие служити трапезам» (Деян 6.2). Все должно быть направлено к снисканию Царства Божия и исполнению Христова Евангелия. Истинное христианство не состоит в умоотвлеченных рассуждениях и учениях, а воплощается в жизни. Христос сходил на землю не для того, чтобы преподать людям новые знания, а чтобы призвать к новой жизни. К вечной жизни мы приуготовляемся в жизни земной. Обстоятельства и события временной жизни влияют и на духовную жизнь человеческую. Сильные характером преодолевают влияние окружающей среды, а слабые поддаются ему. Сильные духом закаляются при гонениях, но слабые падают. Потому нужно, насколько возможно, создавать условия, в которых бы возможно больше людей могло духовно созидаться.

Пастырю нельзя уклоняться от участия в общественной жизни, но участвовать в ней нужно в качестве носителя Христова закона и представителя Церкви. Священнослужитель не смеет превращаться в обыкновенного политического или общественного деятеля, забывая главную сущность своего служения и его цель. Христово Царство «не от мира сего» (Ин 18.36), и Христос не устроял земного царства. Не делаясь политическим вождем и не вдаваясь в партийные распри, пастырь может давать духовное освящение явлениям жизни, дабы его пасомые знали путь, которого держаться, и являлись бы христианами как в своей личной жизни, так и в общественной. Архипастырь должен уметь каждому дать совет духовный: и монаху отшельнику, очищающему душу от помыслов, и царю, устрояющему державу, и военачальнику, идущему на брань, и обычному гражданину. Особенно это нужно пастырю Русской Церкви, личная жизнь которой ныне тесно связана с событиями на Родине.

Мало кто из русских людей остался незатронутым явлениями, которые глубоко потрясают душу всякого человека, думающего о них. Разве можно безучастно взирать на то, как над священным Кремлем исполнились горькие слова пророка Исаии: «Како бысть блудница град верный Сион полн суда? в немже правда почиваше, ныне же убийцы» (Ис 1.21). Какая верующая душа не содрогнется, размышляя об осквернении святынь и неслыханном гонении! Все сыны Руси тем или другим образом ощущают на себе дыхание красного зверя, враждующего против Невесты Христовой.

Христиане от первых веков переносили гонения за Христа, но никогда не радовались им, а возвышали свой голос против них. Целый ряд апологетов и мучеников изобличал гонителей в первые века, а за ними последовал великий сонм святителей и исповедников. В мирные времена святители и подвижники поучали, а в злые, изобличали носящих власть. Русь устроялась при непосредственном влиянии ее великих пастырей и молитвенников. Не можем мы не скорбеть, видя разрушение великого дома Богородицы, каковое имя носило некогда Русское государство. Мы не можем не испытывать боли, когда терзаются души и тела наших близких, когда страхом смерти принуждены к молчанию наши архипастыри и пастыри, находящиеся на Родине. И за пределами Руси мы остаемся ее сынами. Изгнанные из земного Отечества мы продолжаем быть духовным стадом святителей Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Ермогена. Мы остаемся частью Русской Церкви, страдающей и гонимой, облитой кровию священномучеников Владимира Киевского, Вениамина Петроградского, Гермогена Тобольского, Митрофана Астраханского, Андроника Пермского и безчисленного множества других новых священномучеников и мучеников. Заветы их — святыня наша, которую мы должны сберечь до того времени, когда Богу угодно будет явить силу Свою и возвысить рог христиан православных. А до тех пор мы должны пребывать в духовном единстве с гонимыми, молитвой укрепляя их.

Заочно лобызаем узы их, скорбим о тех кто поколебался. Знаем, что колебались иногда и древние исповедники истины. Но имеем примеры непоколебимости: пример Феодора Студита, изобличившего всякое отступление от церковной правды, пример Максима Исповедника, пример патриарха Ермогена.

Страшимся отступить от путей, которыми они шли, ибо если находящиеся под игом выставят в оправдание человеческую слабость, что скажем мы, если испугаемся одних угроз? Находясь в сравнительной безопасности, мы должны укрепляться духом, чтобы воссозидать разрушенное, если Господь благоволит «возвратити... плен Сион» (Пс 125.1), или же и самим пойти по стопам пострадавших за истину, если то потребуется. Ради того прежде всего мы должны хранить между собой единодушие и единство, представляя единую Русскую Церковь, а в то же время продолжать ее великое дело среди других народов. С самых первых веков христианства в России из нее шли проповедники в другие края. Просияли вначале преподобный Кукша, Леонтий Ростовский, после Стефан Пермский, Иннокентий Иркутский, уже в наши времена апостол Алтая Макарий и Николай Японский. Теперь рассеянный русский народ сделался проповедником веры во всех краях вселенной. Задача Русской Заграничной Церкви позаботиться о том, чтобы просветить возможно большее число людей из всех народов. Ради выполнения сей цели Русский Архиерейский Заграничный Синод посылает меня в страну, откуда восходит чувственное солнце, но которая нуждается в просвещении лучами мысленного Солнца Правды.

Сознаю свои слабые силы; из послушания церковной власти и моему духовному руководителю покоряюсь сему избранию не ради чести и власти, а всего себя отдавая на служение Церкви.

Молюсь Господу Богу, чтобы Он помог мне и укрепил меня до смерти подвизаться за истину. В сей великий для меня час молюсь о тех, кто воспитывал меня и назидал своими наставлениями и примером, молюсь о тех, среди которых проходило до сих пор мое церковное служение, о молодежи, которую воспитывал, о моей будущей пастве, о вселенской Церкви, о страждущей земле Русской! Уповаю на молитвы и предстательство великого сонма небесных поборников рода христианского. Прошу и Вас Святители Божии, а заочно и моего Архипастыря преосвященного епископа Виктора, помолиться о мне и преподать Божие благословение.

Белград, 27 мая 1934 г.

 
И слово епископа Пантелеимона (Шатова):

Ваше Святейшество! Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Достойные преемники апостолов Господа нашего Иисуса Христа, пришедшего в этот мир спасти грешников, из которых я первый!

Вы собрались сегодня, чтобы назвать меня своим собратом и сослужителем, чтобы меня возвысить до участия в вашем собрании. Мне стыдно и неловко что-то говорить в вашем кругу, кругу святителей Божиих, богомудрых хранителей веры Православной, через которых на земле является воля Божия. Послушание Святейшему Патриарху и Священному Синоду понудило меня прийти в ваше собрание. Отвечая на Ваш призыв, Ваше Святейшество, кающимся грешником пришел я к Вам, и Вы не возгнушались моей нечистотой, но разрешили меня от грехов, облекли в ангельский образ, даровали мне новое драгоценное имя, богомудрым словом наставили на путь монашеского жития и возвели в сан архимандрита. Вот и сегодня Вы, Ваше Святейшество, вновь призвали меня для наречения во епископа Орехово-Зуевского.

Со страхом и трепетом и сознанием своего крайнего недостоинства пришел я сегодня сюда. Когда Вы, Ваше Святейшество, впервые сказали мне о своем намерении призвать меня на новое служение, на все мои недоумения и вопросы Вы ответили кратко: «Доверьтесь Патриарху». Я доверяюсь Вам, Ваше Святейшество, Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, потому что верю, что через Вас меня призывает Господь.

Почти сорок лет тому назад Бог, в Которого я не верил, но Которого уже вопрошал и Которого призывал в самые трудные моменты жизни, явил мне во сне, но явственней, чем наяву, куда ведет меня моя греховная, исполненная гордости и беззакония жизнь. Я падал в бездну, кромешная тьма окружала и пронизывала меня. С каждым мгновением нарастал ужас, и ничто не могло мне помочь. Видение кончилось, какая-то сила вернула меня в наш обычный мир, который по сравнению с реальностью пережитого казался мне картонной декорацией. Я поверил в Бога и крестился, и вот уже почти сорок лет я погружаюсь в иную бесконечную бездну — бездну Божественной любви. Господь покрывает все мои грехи, Господь самые тяжелые скорби претворяет в радость, Господь в болезни дает утешение большее, чем в здравии. Перед этой бездной Божественной любви все мои грехи оказываются ничтожными и ничего не значащими.

Послушанием Святой Церкви я должен ответить на эту любовь. Я знаю, что Господь призывает меня не к славе и богатству, не к почестям и успокоению, а к самоотвержению и служению людям, нуждающимся в любви и заботе.

Я тоже, как нищий в замечательном приточном образе Симеона Нового Богослова, получил золотую монету, и не одну, а был буквально осыпан золотом. И я тоже хочу бежать к тем моим собратьям, которые не причастны этому духовному богатству, и каждому из них сказать — вот этот Господин одаривает нищих, просите у Него, Он и вам даст так же, как дал мне.

Свою любовь ко мне Господь являл прежде всего в людях, которых посылал мне на моем жизненном пути. Один из них, дивный старец Тихон Пелих, однажды, смеясь, сказал мне, молодому женатому сельскому священнику: «Будете епископом». Первый шаг к архиерейскому служению, монашеский постриг, был совершен Вами, Ваше Святейшество, в день блаженной кончины отца Тихона, 17 июля.

Отец Павел (Троицкий), которого я почитаю как великого святого ХХ века, после смерти моей жены, когда я думал о монашестве, написал мне, что менять в жизни ничего не нужно. Я мысленно прошу благословения у отца Павла на совершающиеся со мною изменения и верю, что они совершаются по воле Божией.

Сегодня я вспоминаю и благодарю всех живых и усопших, согревавших меня любовью, служивших, помогавших мне, вразумлявших, воспитывавших меня. В первую очередь мою маму, не знавшую Христа, но самозабвенно любящую меня, явившую мне своей любовью в детстве образ рая.

Господь сподобил, чтобы мое наречение и рукоположение совершилось на святой земле Соловецкой, земле освященной и обильно политой пóтом преподобных и кровью новых мучеников. Здесь великие архиереи становились бесправными узниками земного ада, а я, недостойный, буду возведен вами, святители Божии, на высочайшую степень священства, чтобы помогать словесным овцам войти во врата рая. Новые мученики и исповедники Российские, вашим подвигом и вашими молитвами Церковь Русская освободилась от безбожного ига, молитесь обо мне, чтобы я, восприняв благодатный дар архиерейства, отложил самолюбие, сомнение и боязнь и до конца своей жизни безропотно нес иго Христово, хотя бы в малейшей степени подражая всем пострадавшим за православную веру.

Завтра я склоню перед престолом Божиим свою голову, и Вы, Ваше Святейшество, Ваши Высокопреосвященства, Ваши Преосвященства, возложением Святого Евангелия и Вашими святительскими молитвами низведете на меня дар епископской благодати, которая уврачует немощи моей души, восполнит скудость моего ума и сердца для совершения нового служения, к которому призывает меня Святая Церковь.

Я прошу Вас, Ваше Святейшество, Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, усердно помолиться обо мне, чтобы, переоблачив меня в другие одежды, изменив мое имя, Господь изменил бы и мое сердце и просветил мой ум познанием Святой Троицы. «Дело диакона исправляет тот, кто намащает ум на священные подвиги и отгоняет от него страстные помыслы; дело пресвитера — кто просвещает ум познанием сущего и уничтожает лжеименное знание; дело епископа — кто завершает усовершение ума святым помазанием ведения поклоняемыя Святыя Троицы».

Прошу ваших святых молитв, чтобы и на мне исполнились эти слова прп. Максима Исповедника, чтобы я за множеством дел и попечений никогда не забывал главное дело архиерейского служения — содействовать умножению в этом мире любви и знания Бога, в Троице покланяемого, Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь. 

20 августа 2010 года

Второй этап - исповедание веры. 

В самый день поставления избранник приводится пред архиерея, тот вопрошает: 

Чесо ради пришел еси и от нашей мерности чесого́ просиши? 

Пришедший отвечает: хиротонию архиерейския благодати, преосвященнейший. 

Како веруеши? - вопрошает архиерей. Кандидат во епископы читает Символ веры. Это первое исповедание. За ним следует второе: читается другой Символ, в нём более подробно и детально проговаривается православное учение о Троице, о Христе, об иконопочитании. Завершается второе исповедание молитвословием Богородице. Оба Символа кратко излагают догматическое учение Церкви как оно сформулировано 7-ю Вселенскими соборами. Третье исповедание носит уже не догматический, но канонический характер, это присяга или «обещание», нареченный несколько раз во всеуслышание произносит это слово: обещаюся. 

Обещаюся каноны святых апостол, седми Вселенских и благочестивых поместных соборов и правила святых отец хранити и соблюдати…

Обещаваюся предания церковная <…> хранити неизменно.

Обещаюся и церковный мир соблюдати и твердо держати <…>

и повиноватися всегда <…> святейшему патриарху, и священному синоду, и митрополитом, архиепископом и епископом братии моей…

Обещаюся ничтоже творити ми по нужде, аще и от сильных лиц или от множенмтва народу нудиму, аще и смертию мне воспретят веляще что сотворити ми вопреки божественным и священным правилом…

После исповедания нареченный во епископы передаёт хартии с исповеданиями и обещанием первенствующему архиерею, целует десницы всех архиереев и отходит в алтарь, где ожидает собственно хиротонии. 

Своим чередом совершается литургия. По Трисвятом наступает время  третьей стадии архиерейскойхиротонии. Общая её форма практическиничем не отличается от уже известных нам диаконского и пресвитерского рукоположений. В деталях различий множенство.

Ставленник приводится протопресвитером и протодиаконом (по древним Евхологиям - тремя архиереями) пред святыя двери и приемлется архиереями во святый олтарь, пред святую трапезу, и преклоняет коленаОтметим, что обхождения престола, как на хиротониях диакона и пресвитера,  здесь не бывает.На главу его полагается Евангелие (превращше, пи́сьмяны на главу - т.е. развернувше его, раскрытой частью вниз). Поверх Евангелия возлагают свои руки на ставленника все соприсутствующие архиереи. 

Провозглашается молитва (в своём месте мы назвали её побудительной) Божественная благодать, она предваряет все хиротонии. В нашем случае есть одно отличие - молитва начинается словами Избранием и искусом боголюбезнейших архиереев и всего освященнаго собора… В этих словах содержится указание на совершающих избрание. Кто мыслится включённым в весь освященный собор и эволюцию этих представлений мы проследили выше. 

Далее следует знакомый нам текст: Божественная благодать, всегда немощная врачующи и оскудевающая восполняющи, проручествует тя, благоговейнейшаго архимандрита имярек во епископа богоспасаемаго града (название)

В молитве цитируется 1 Кор 12.29 (чтение, которое имеется и в чине Елеосвящения): … Вы есте тело Христово и уды от части (порознь). И иных Бог поставил в Церкви во-1х) Апостолами, во-2х) Пророками, в-3х) учители; далее, иным дал силы чудодейственные, также дары исцеления, управления, роди языков (разные языки). Все ли апостолы? Все ли пророки? все ли учители? все ли чудотворцы? все ли имеют дары исцелений? все ли говорят языками? все ли истолкователи («еда вси сказуют»)? Ревнуйте о дарах больших, и я покажу вам путь ещё превосходнейший… Указанная цитата прямо не относится к какому-либо литургическому служению епископа. Павел просто констатирует, что Тело Христово состоит из разных членов с различными функциями и дарованиями, исключая и дополняя друг друга. В начальной части молитвы утверждается, что Господь через апостола Павла установил (законоположивый нам) иерархический порядок (степеней и чинов чин) с литургической функцией (во еже служити и литургисати…), чего в Павловом послании нет. Из восьми указанных Павлом дарований в молитве упоминаются лишь три первые, может быть, имея в виду, что в служении епископском совмещены в первую очередь именно эти три служения (апостолов, пророков и учи́телей). Но у Павла как раз утверждается противное, что названные функции разделяются между разными людьми. Наконец, у Павла говорится именно о дарованиях, харизмах, а не об иерархических чинах… Экзегетами принято, что неаккуратность, небуквальность в цитировании Писания есть признак древности текста (причина проста - библейские книги не были доступны, их цитировали по памяти). 

В самом деле эта молитва, как, впрочем, и следующая за нею, обретается уже в Евхологии Bar 336 VIII века, в котором в основных своих чертах содержится и самый чин епископской хиротонии. Составлены же молитвы вероятно много раньше и с тех давних пор неизменно присутствуют в чине рукоположения епископа.

[Bar 336 значит - рукопись «из коллекции кардинала Барберини, порядковый номер 336-й»]. 

В 1-й молитве устами первенствующего архиерея Церковь просит,  чтобы Господь действием Святого Духа (нашествием и силою и благодатию Святаго Твоего Духа) через со-действие епископов (чрез рукоположение нас соприсутствующих зде соепископов) укрепил кандидата на служение -просити ему яже ко спасению народа.  И чтобы Господь послушал епископа (и послушати Тебе его). В Павловом Послании к Евреям утверждается, что окончательным посредником между Богом и людьми является Христос. Однако везде в Новом Завете подразумевается и всеобщее заступничество и молитва всех обо всех, и не только в личном порядке, но и в деле всеобщего спасения, что прекрасно развивается в евхаристических анафорах, древнейших образцах христианской молитвы.

Вторая молитва своеобразно цитирует Рим 2.19-20: Вот, ты называешься Иудеем, и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее, научаясь из закона, и уверен в себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения. И, как же ты, уча другого, не учишь себя самого?... Ибо ради вас, как написано, имя Божие хули́тся у язычников. (Последние слова – ссылка на Исаию 52.5 и Иезекииля 36.20). В молитве «негатив проявляется»: то, кем напрасно считал себя иудей, становится идеалом новопоставленного епископа и даже его «программой»: сего явленного строителя архиерейския благодати сотвори быти подражателя Тебе, истиннаго Пастыря, положившаго душу Твою за овцы Твоя, путевождя слепых, свсет сущих во тьме, наказателя немудрых, учителя младенцев, светильника в мире.

После молитв с провозглашением ἄξιος! надевается саккос [верхняя архиерейская одежда, заменяющая собою фелонь, символизирует, как и последняя, вретище и является отличием архиерея от прочих степеней священства] а также прочие одежды и детали облачения: архиерейская ряса, панагия, мантия, клобук, вручается ве́рвица (чётки).

Новопоставленный мирствует ко Апостолу, - возглашает «мир всем».

Аще имеются ставленницы, хиротонисанный архиерей рукополагает их, т.е., если за этой же литкргией совершаются поставления в диакона и/или священника, рукополагает их именно новопоставленный архиерей.

После литургии на специальном возвышении – амвоне вне алтаря епископу вручается архиерейский посох со увещательным поучением. У блаж. Симеона говорится, что кандидат получал от императора архиерейский посох в канцелярии дворца после чина наречения.

 


Автор: Администратор
Дата публикации: 20.02.2015

Отклики (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять отклики.