Домогаться благодати нельзя, а просить надо, так как этим мы просим, чтобы сердце было простое, искреннее и теплое.
 
 
 
 
 
 
                      

С.И. Фудель. У стен Церкви.



Светлана Кекова (род.1951)

Два разговора о смысле жизни

Это неба полотенце. Это речка. Это лес.
Это тихий плач младенца. Это ангел. Это бес.
Это вышиты на ткани солнце, звёзды и луна.
Это жизнь моя на грани то ли смерти, то ли сна.
Волк, как ветер, завывает. Как луна, вода блестит.
Бог лицо от нас скрывает. Мать дитя своё растит.
Это травы зреют в поле, это зверь живёт в неволе,
привыкая к новой роли, в небе бабочка гостит.
Ах, давно ль она дрожала, потому что червячком
на сырой земле лежала то ли навзничь, то ль ничком?
И имела вид наивный, и смеялась надо мной,
а теперь, как ангел дивный, держит крылья за спиной.

Это чистая тарелка. Это ложка. Это ложь.
Это страшно. Это мелко. (Слов во тьме не разберёшь).
Тьма закрыла свет, как штора. Ночь на улице шуршит.
Тонкой ниткой разговора воздух в комнате прошит.
Я ребёнка пеленаю, тихо плачу и молчу.
Помнишь? Помню. Знаешь? Знаю. И заплатишь? Заплачу.
Чем заплатишь? Звёздной пылью, молоко из чашки вылью.
За спиною пряча крылья, ангел дует на свечу.
Как спокойно и бесстрастно Бог пускает время в рост!
Безвоздушное пространство служит пищею для звёзд.
Ночь — кормилица и нянька — с головой укрыла твердь.
Человек, как Ванька-встанька, погружён то в жизнь, то в смерть.
Я лицо росой умою, чтоб глаза мои закрыл
ангел с траурной каймою по краям лазурных крыл.

 ***
Дай бабочкам такие имена,
чтоб цвет их крыл звучаньем был
                                                угадан.
Дай зимним пчёлам мёда и вина,
а детям — смирну, золото и ладан.
Войди в мой дом — и я зажгу свечу,
в глухой ночи лицо в ладонях спрячу.
Скажи мне: “Замолчи” — я замолчу,
скажи: “Заплачь” — и я как дождь
                                              запла́чу. 

Свет льнёт к душе, как влага
                                            к кораблю,
как ласточка к пустому небосводу.
Скажи мне тихо: “Я тебя люблю”, — 
и я пойму, как пламя любит воду.
Как любит дух покинутую плоть,
как вечность любит бег секунд
                                                    поспешных,
как безнадежно любит нас Господь — 
нас, обнажённых, плачущих и грешных.

***

Страданье – ниже сухой травы
и тише, чем детский вздох.
Да вещи, милый мой, таковы,
какими их видит Бог.

Зачем охотник и птицелов
готовит свои силки?
Господь на гребни морских валов 
пернатые шлет полки.

И крики чаек, и лай собак
Господь запирает в клеть.
И вновь усатый, как сом, рыбак
на землю бросает сеть.

Не сможет больше он рыб дразнить, 
воздушной грозить тюрьмою...

Лишь Бог решает – кого казнить, 
кого отпустить домой,

И ты, мой друг, не ходи ко мне
и песен ты мне не пой
про то, что в пропасть, как в страшном сне,
слепого влечет слепой,

что тело ночью теряет вес,
дневные забыв труды...
И вновь на землю глядит с небес
слезящийся глаз звезды.


Автор: Администратор
Дата публикации: 16.06.2017

Отклики (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять отклики.