Мария Пречистая и одушевленная скиния приводится днесь в дом Божий, и приемлет Сию Захария руками, яко освященное сокровище Господне.

Введение во Храм Пресвятой Богородицы. Студеница, Кральева церковь, 14век.



Несколько писем

Простите, что беспокою, но я похоже не могу найти выход из того состояния, в котором уже нахожусь второй месяц. Бывают периоды просветления и успокоения, но в целом, я словно в бушующем море мыслей и чувств, которые то и дело переворачивают меня. С одной стороны, мне кажется из этого внутреннего кризиса должно что-то родиться, какое-то иное мировосприятие и самовосприятие, но с другой стороны, я вижу как внутри растет что-то страшное и неконтролируемое и никак не могу дать этому название, чтобы понять с чем имею дело. 

Наверное, дело все в том безумии которое перелилось через край и охватило весь мир. И для меня есть сразу несколько очень критичных моментов во всем этом, которые я стала воспринимать слишком близко к сердцу (и вот большой вопрос: «А надо ли?»). 
Начну с того, с чего все началось. Я в университете училась на факультете «Истории, политологии и права», именно там я изучала язык. Мы изучали все эти дисциплины: политологию, историю (восточных стран, арабских, европейских...), конфликтологию, международное право. И вот именно тогда я поняла, что политика — это страшная вещь, наполненная страстями, пороками, манипулирующая чувствами и мыслями людей. Когда в 2014 году начался этот хаос с Украиной, я попыталась вникнуть, но не смогла, я была в положении и решила, что мне не нужны эти эмоции, этот негатив. Я человек по природе оптимистичный, не могу долго находиться в состоянии переживаний. И я уже давно для себя поняла, что счастье и радость не зависят от внешних обстоятельств, они лишь от осознания того, что рядом Бог, «с нами Бог». Поэтому я решила для себя негласно, что политика, действия, пороки и безумство властей для меня словно стихия, которая бурлит где-то себе, что-то там творит, но меня не касается, лишь у Бога власть над моей жизнью и моей судьбой. И вот я все эти годы спокойно жила себе, слышала, что происходят какие-то плохие вещи со стороны властей, про оппозицию слышала, но не хотела ни к какому лагерю примыкать и была аполитична принципиально, было какое-то относительное доверие к действиям президента и прочих. 

А вот когда это безумие полтора месяца назад перелилось через край, когда я услышала о военных действиях на территории Украины — все, с этого момента я включилась и поняла, что больше своим безразличием и молчанием я поддерживать это не хочу. Но ведь и мер воздействия нет никаких. У меня все с ног на голову перевернулось внутри. Я вдруг увидела масштаб этой лжи и лицемерия, прикрывающего реальное состояние дел. Сразу вспомнила, все те схемы, которые мы изучали на лекциях, о создании образа врага, о демонизации врага с целью, с одной стороны перевести на него внимание с внутренних проблем, с другой стороны развязать свои руки и «легально» вести войну против этого «врага». Увидела как часть, довольно большая часть населения (и мои родители тоже, увы) напитались этой ненавистью и презрением к «Западу» (создав в своем воображении очень утрированный и однобокий образ, который так легко ненавидеть, что можно даже одобрить уничтожение их ядерным взрывом...а ведь сколько православных и просто хороших, добрых, любящих людей живет во всех этих странах, детей...), увидела эту полярность в «стоянии за правду» в обществе...и вдруг поняла, что словно история зациклилась и все вернулось на 100 лет назад и мы снова на пороге создания тоталитарного общества, где думать и делать можно лишь то, что тебе говорят и разрешают те, кто сильнее, где есть идеология, взращивают культ личности и т.д. и т.п. И пошатнулась моя национальная идентификация. У меня был очень длительный период, после того, как мы в 14 лет переехали в Россию, когда я пыталась для себя решить, хочу я быть россиянкой, русской или нет.  Потому что я увидела много неприятных качеств в русском менталитете, и больше всего мне был неприятен этот неадекватный национализм, когда не желая замечать свои недостатки и пороки, нация мнит себя избранной, самой лучшей и готова отстаивать эту свою правду любой ценой. Но потом Господь привел меня к Православию и я иначе стала на все смотреть, стала видеть хорошее, не замечать неприятное. А сейчас вдруг все снова стало так явно и я задумалась… Конечно, наше отечество не здесь, не на земле...но я как-то считала, что нужно там, где находишься стараться созидать доброе и полезное, то, что Бог дает исполнять с усердием и ответственностью, а оказаться мы можем в любой точке Земного шара, этого предсказать нельзя (к счастью, мне довелось попутешествовать, пожить в Китае, в Киргизии, пообщаться с людьми из разных стран, побывать в православных приходах в других странах, таких теплых и открытых). Сначала для меня этим маленьким миром, где нужно созидать, стала семья, дом, быт (конечно, многому научилась, но с некоторыми очень острыми проблемами я не умею ничего сделать, в первую очередь в общении с детьми). Я немного унывала, оттого, что весь круг моих дел сводился на заботу о доме и детях, я видела, что мужу тяжело и неприятно, что он один работает, а я только молилась. И Господь год назад мне дал работу,  даже две. Я сейчас в двух местах преподаю язык (слава Богу, это почасовая работа, не на целый день). К счастью, есть еще и возможность творческие занятия проводить для детей 1-2 раза в неделю. И появились новые возможности созидать и служить, но я сейчас вижу, что слишком сильно включилась в работу и от этого страдают отношения и общение с детьми, а уж на творчество вообще ничего не остается. Буду думать, что с этим делать к новому учебному году. И вроде бы столько забот и дел, когда еще думать о политике, об этих катаклизмах...но мне по-видимому нужно найти какую-то концепцию, как к этому относиться, без лишних эмоций, здраво и трезво (я это в общем-то не умею). Я помню слова о том, что, есть «плод Духа» и вижу, что все эти чувства, которые меня выводят из равновесия совсем не те, что должны быть в христианине. Я стараюсь бороться с ненавистью и презрением, которое пытается вырасти во мне по отношению к власти в России, к конкретным людям. Может быть мне прекратить любые обсуждения происходящего с мужем и друзьями и чтение любой информации, попытаться закрыться с своем маленьком мирке и продолжать жить как раньше? Я вот пытаюсь понять. И очень обидно, что в Великий Пост, помимо нескончаемой круговерти обычных дел и забот, приплетаются еще и эти переживания и совсем почти не получается сосредоточиться на внутреннем, даже молиться иногда не могу. Очень было досадно, когда мы с детьми пришли на Благовещение, а я внутренне никак не смогла настроиться на радость праздника. И вот сейчас я очень хочу подготовиться к встрече Страстной седмицы и Воскресения Христова и мне нужно вразумление. Поэтому Вам и написала все это. Очень прошу меня простить за это длинное письмо и излитые в нем чувства и мысли, я понимаю, они во многом ребяческие, незрелые и нелепые. Но вот, оказалось, что я еще не повзрослела и не поумнела до сих пор. 
___

Продолжу диалог, если Вы не против. По правде сказать, когда я первый раз и второй прочла Ваш ответ на письмо, я так внутри успокоилась. Но потом почувствовала, что я не все поняла, а теперь вижу, что я поняла и приняла, лишь то, что мне показалось близким. А когда обнаружилось, что есть непонятное и что-то принять сложно, стало больно. Но, все-таки я увидела, что Вы смотрите на проблему несколько в другой плоскости, нежели те, кто полностью поддерживает и те, кто полностью против, те, с кем я общалась до этого. Я вроде в достаточной степени логику, мотивацию и аргументацию и той и той стороны понимаю. Вообще сейчас мне стало важно понять каждую точку зрения, именно тех, кому от этого больно и кто остро переживает. А болит у очень многих, у всех по разным причинам. Кто-то, конечно, постарался максимально отстраниться и не тревожиться, но для многих это невозможно. К сожалению, две основные силы, которые движут почти всеми сочувствующими и переживающими — это ненависть и сострадание. И причем оба эти чувства преломляются в зависимости от начальной точки зрения по-разному. Для меня ненависть неприемлема, хоть она и пытается найти себе место, я с ней пытаюсь бороться. Но и война для меня неприемлемый метод решения проблемы, потому что она не бывает праведной, честной и справедливой, я в это не верю. Я вообще из того поколения (я смотрю на всех своих сверстников, на большинство, и на тех, кто помоложе), которое с самого детства учили, что война — это зло, это страдание, это плохо, что человеческая жизнь ценнее всяких аргументов и целей. И я в этом убеждена и отступать от этой аксиомы не собираюсь. Одно дело, если бы на нас напали и мы были бы вынуждены защищаться. А здесь ведь другая ситуация, нам сказали наши власти, что на нас готовились напасть. Но готовились, во-первых, - это еще не напали. Во-вторых, причин доверять этой информации у меня нет, потому что неправды с их стороны уже было слишком много. А ситуация, когда на тебя нападают, то конечно ты будешь защищаться, поэтому я считаю тут украинцы поступили так, как поступили бы и мы.
Я пыталась понять то, что Вы сказали, что есть для Вас «доверие». Это то, что я понять не смогла. Для меня доверие — это когда я могу кому-то верить, потому что лично знаю этого человека, могу понять его мотивацию, знаю его сложные стороны и готова, если он что-то дурное сделает по отношению ко мне, его понять и простить. Я могу доверять полностью Богу, потому что знаю, правда знаю на личном опыте, что Его воля мне всегда во благо и только Он знает, каким путем меня привести к спасению. И я готова откликнуться, не просто готова, а это в общем главное, что есть. Но я не могу доверять тем, кого я не знаю, я не знаю, что в мыслях, в душе у этих людей, какие мотивы ими движут, ради чего они делают то или иное. И если от действий и решений этих людей зависит судьба людей, моей семьи, моей страны (да, все-таки я пока никуда уезжать не намерена, для меня Россия родная и надеюсь до тех пор, пока здесь не будет прямой угрозы жизни моей семьи, я не буду стоять перед таким выбором), то в моем понимании, я должна относиться критично и решить для себя, солидарна я или нет с этими действиями. В данном случае не солидарна совершенно. Для меня этот метод неприемлем, для моей совести неприемлем. И я не могу доверять тому, кто принимает решение убивать людей, разрушать города и мирную жизнь ради каких-то благих целей. Я не верю, в то, что это оправдано. Нести ответственность, за действия и за последствия придется нам всем, куда от этого деться. Вот здесь, я снова понимаю, что это вопрос доверия Богу. Если Он дал нам жить в это странное время, значит это зачем-то нужно и надеюсь со временем станет понятнее. И я на днях стояла и рыдала, потому что осознала эту неотвратимость чего-то очень серьезного и страшного, и поняла, что придется это принять. И я готова это принять, потому что доверяю. И выстрадать сколько понадобится… хотя я не знаю, смогу ли и что вообще будет. Но я не буду поддерживать то, что считаю злом и ложью.

Но я для себя твердо решила, что обсуждать, осуждать, высмеивать, презирать и ненавидеть тех, кто эту кашу заварил я не хочу и буду изо всех сил стараться в это не ввязываться. Я буду пытаться молиться и я пытаюсь, и сейчас я уже могу молиться не просто о том, чтобы Господь их остановил и вразумил, но и о том, чтобы помиловал, потому что внутренне переступила через это свое всепоглощающее недовольство. И прошу, чтобы нас, в наших заблуждениях вразумил и помиловал.

У меня, к сожалению не хватает ни времени, ни сил, чтобы глубоко во все вникнуть, чтобы читать, анализировать, поэтому я часто ориентируюсь на ту информацию, которую мне доносит муж, С., друзья. Они прям очень следят за всем. А с С. еще интересно общаться, т.к. он ученый и подходит очень аккуратно к информации, много читает разных точек зрения, у него большой объем фактов в голове и он интересные вещи высказывает и делится экспертной информацией. Но, увы, и эксперты (ученые, историки, политологи, изучающие данный регион) смотрят на ситуацию под определенным углом и порой заблуждаются в своих оценках. Поэтому мне гораздо понятнее, когда я ориентируюсь на простые аксиомы, которые есть у меня в голове, что действительно ценно, чему нас учит Православие.

___

Я бы хотела сказать, что этот диалог для меня по-видимому непосилен. Пытаясь найти ответ и осмыслить, я прихожу в очень нездоровое состояние, не могу долго уснуть и освободиться от всех этих размышлений, потом оказываюсь в нерабочей форме, не способна взаимодействовать адекватно с родными и выполнять свои разнообразные обязанности. И самое главное, я утратила понимание, зачем мне это нужно. К какому бы решению и пониманию ситуации я не пришла, у меня нет никаких возможностей на нее повлиять. Я не считаю себя «маленьким человеком», но я вижу масштаб своей зоны ответственности и обязанностей, и в этом масштабе я учусь действовать в соответствии со своими ценностями и верой. Мне чужды романтические настроения и вера в то, что жизнь станет лучше (по правде сказать, моя жизнь мне нравится и мне не на что жаловаться, если только на усталость). Мир не изменится, войны не закончатся, голод и бедность не исчезнут, как бы мы этого не хотели. Люди не изменятся. Вот сколько смотрю, думаю, читаю и понимаю, что все дело в том, что люди не меняются. Я собственно и не вижу смысла требовать от людей чего-то, только от себя (хотя по глупости своей требую иногда от родных чего-то, но отдаю себе отчет, что это неразумно). В целом, я пока не могу выйти за пределы масштаба, в котором живу, охватить целый мир и за него переживать. Возможно — это мелкое и ничтожное понимание своей роли в жизни, но я пока его не переросла. И я ясно увидела, что не способна перерасти в одночасье. Для меня за прошедший год стало понятно, что можно действовать за пределами своего микромира «семьи и друзей», и поле ответственности для меня значительно расширилось. Я перестала бояться браться за сложные задачи и участвовать в том, в чем раньше бы, по лености, не решилась участвовать, перестала бояться брать на себя инициативу. Для меня это большой прогресс. Но и стресс тоже. И последствия нередко бывают неприятными.

Я с уважением и пониманием отношусь с к Вашему пониманию доверия. Во взаимоотношениях с обычными людьми, с которыми я сталкиваюсь и взаимодействую в жизни, пожалуй, я так же понимаю доверие. Но я не могу, к сожалению, или к счастью, и не вижу необходимости, распространять это понимание доверия в такие недосягаемые выси. А люди с большой властью и большими деньгами — недоступны для моего понимания и осмысления. Я не могу даже вообразить, чем они руководствуются в своей жизни, какими ценностями и понятиями. Поэтому я не готова этим людям предоставлять ответственность за мою судьбу, за судьбу моих родных, и возлагать на них какие-то надежды. Видимо, поэтому я не хожу на выборы (я понимаю, что это несерьезно… хотя в свете того, что выборы недостоверные — может быть и не так глупо). Лично я несу ответственность и за свою репутацию, и за репутацию своей страны, но именно личную ответственность.

Я размышляла над тем, почему у нас с Вами настолько разное понимание. Насколько я могу судить, дело в том, что у Вас иной жизненный опыт, иной объем ответственности и перед Богом и перед людьми, и перед начальством, и есть опыт административной деятельности, поэтому Вы можете мыслить в этих категориях, а для меня они недоступны. Поэтому Вы можете видимо как-то понять, что руководит теми, кто руководит страной. Я не могу и, пожалуйста, не требуйте этого от меня. 

И еще два момента, которые хотелось бы озвучить. Я не готова принять войну, я не готова принять захват чужой территории и одобрить его, и я не готова принять и оправдать убийство людей, даже в рамках войны. Пусть это будет на совести тех, кому кажется, что все это допустимо ради чего-то. Моя совесть не готова принять такие условия, никакие условия для оправдания подобных действий. И если бы это зависело от меня, я бы искала в первую очередь мира, мирного урегулирования проблемы и конечно, попросила бы прощения за невинные жертвы.

Я должна поблагодарить Вас за одно очень важное упоминание о «начитанности»… оно не первый раз звучит в моей жизни и приводит меня в некоторое смущение. Потому что бывает сложно признать, что ты действительно не компетентен для того, чтобы выносить какие-либо суждения на серьезные темы. А так оно и есть. Я, к большому моему сожалению, до сих пор очень мало читала серьезных книг (это я имею ввиду художественную литературу). Ветхий Завет пыталась несколько раз начинала читать, но так и не осилила даже половину прочесть… даже пятую часть. Стыдно. И вот я поняла для себя, что это действительно то, чем стоит заняться. Несколько расширить свое представление о людях, об истории, о мире. Для меня это сложно, порой мучительно, потому что мне тяжело читать о том, как люди безумствуют, как разрушают свои души, жизни, жизни других людей, я принимаю это близко к сердцу. Но видимо жить в иллюзорном мире, отгораживаясь от всего плохого и безумного не получается. Я стараюсь видеть хорошее, красоту, добро, как-то от уродства и жестокости отгородиться, и у меня это неплохо получается. Вот вопрос, который теперь встал передо мной, продолжать и дальше так жить, вдохновляясь прекрасным и светлым и транслируя это как-то вовне, или же погрузиться во все тяготы мира, в эти мрачные думы, переживания  в это болезненное страдание, которое так свойственно миру, что-то из этого вынести важное...Честно говоря, я пока не решила. Мне противна мрачность и меланхолия, она мне кажется бессмысленной. А осмысление чужих страданий и переживаний меня приводят именно в такое состояние, не свойственное моей натуре. 

Я бы наверное попросила не отвечать мне письмом на это письмо, а лучше, если Вам покажется важным что-то обсудить, обсудить вживую. Я, честно говоря не знаю, как завершить диалог, который сама и начала, чтобы не тревожить ни Вас, ни себя дальнейшими рассуждениями. Но именно этого бы мне очень хотелось.


Автор: Администратор
Дата публикации: 18.05.2022

Отклики (453)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять отклики.