Благодать Бога, духовное единение с Ним преображает человека. Проходят страх, подозрительность, человек больше не боится смерти.

Архимандрит Амфилохий Макрис



Полушин Иван Иванович

 

Мой дед: Полушин Иван Иванович. Погиб на Курской дуге летом 43-м. Бабушка Параскева (Прасковья Михайловна) никогда замуж больше не выходила.

прислал протоиерей Феликс Стацевич 

 

 

 

Стихи Николай Дмитриева (1953-2005)

ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Просверлен майскими жуками,
Весенний вечер так пахуч!
Сижу на горке с мужиками,
Слежу за ходом низких туч.

Добыли лаской и нажимом,
Что жёнки прятали в чулке,
И вот походит каждый живо
На Стеньку Разина в челне.

Трепещут листья и побеги,
Собаки лают на селе,
Сегодня можно – День Победы,
Кто весел – тот навеселе.

Но трезво-трезво, близко-близко
В тумане, словно на весу,
Далекий лучик обелиска
У всех, как искорка в глазу.

И на мосту, в коровьей свите,
В тревожных гаснущих лучах,
Бычок совхозный, как Юпитер,
Несёт Европу на плечах.
1977

 

* * *
В пятидесятых рождены,
Войны не знали мы, и всё же
Я понимаю: все мы тоже
Вернувшиеся с той войны.

Летела пуля, знала дело,
Летела тридцать лет назад
Вот в этот день, вот в это тело,
Вот в это солнце, в этот сад. 

С отцом я вместе выполз, выжил,
А то в каких бы жил мирах,
Когда бы снайпер папу выждал
В чехословацких клеверах?!
1974

 

* * *
Тихо кружится звездная сфера,
Светит млечная пыль на сосне.
«Разворачивай пушку, холера!» –
Это папа воюет во сне.

На земле, под разрывами шаткой,
Обругав по-российски ребят,
Он в последнюю сорокапятку
Досылает последний снаряд.

На полу мои ноги босые –
Вот бы мне в этот сон, в этот бой!
Вдруг сегодня отец не осилит,
Не вернётся оттуда живой?!
1974

 

* * * 
Сжалась Родина, но вроде
Велика ещё пока,
Как в четырнадцатом годе,
В этом роде велика:
Там – пируют,
Там – крадут,
Там – головушки кладут,
До последнего снаряда
Защищая свой редут.

 

 

ПОДОЛЬСКИЕ КУРСАНТЫ. 1941 ГОД
От инея усаты,
На мёрзлый свой редут
Подольские курсанты
По улице идут. 

Шинель из военторга
Куда как хороша!
От смертного восторга
Сжимается душа. 

– Эй, девица в оконце,
Дай жизнь с тобой прожить!
Греть косточки на солнце,
О юности тужить. 

Скользнуть одной судьбою
По линиям руки
И в детство впасть с тобою,
Как речка в родники. 

Уткни меня в колени.
Роди меня назад!
Но – только на мгновенье:
Я все-таки курсант! 

Нам не под плат Пречистой,
Не под её подол –
Под небо в дымке мглистой,
Под этот снежный дол. 

Уж вы с другими мерьте
Огонь златых колец,
А мы напялим Смерти
Тот свадебный венец. 

Зенитные орудья
Забыли про зенит.
Загадывать не будем,
В какой душе звенит. 

Сейчас по фрицам вмажем,
Метнем возмездья кол
И – юными поляжем
Под этот снежный дол. 

...Кремлёвские куранты
Звонят недобрый час.
Подольские курсанты,
Спасите сирых, нас!
2001

 

Владиславу Бахревскому 

Умер дед, без болезней и муки, 
Помню, теплые лили дожди. 
В первый раз успокоились руки 
И уютно легли на груди. 

Умер так незаметно и просто, 
Что, бывало, порой невдомек: 
Словно выправил новую косу, 
Или поле вспахал и прилег. 

Постояв на кладбищенской сыри, 
Вытер слезы, опомнился дом. 
Ничего не нарушилось в мире, 
Все проходит своим чередом. 

В окна смотрит такое же лето, 
Так же весел ромашек разбег: 
Незаметно прошел для планеты 
Небольшой человеческий век. 

Просто липа в саду б не шумела, 
В ней не слышались птиц голоса, 
Да без деда война бы гремела, 
Может, лишних каких полчаса. 

Не стояли б хорошие внуки 
На пороге большого пути… 
Умер дед без болезней и муки, 
Помню, теплые лили дожди. 

1969 г.

 


Автор: Администратор
Дата публикации: 09.05.2016

Отклики (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять отклики.