Яко божествен проповедник, яко предстатель верных непостыден, заблуждших путевождь, и наказатель был еси, Божий Архистратиже Боговиднейший.

Архангел Михаил



Прото-история

История нашего прихода не ограничивается собственно историей, у нас есть и прото-история. О ней я непременно поведаю подробнее в некотором будущем. Тем более, что  тексты, имеющие отношение до тех событий, сохранились в моём личном архиве. Пока же вкратце: в 98-м году мы с небольшим хоровым ансамблем Богословского Института совершали что-то вроде паломническо-миссионерской поездки на Урал. Служили и пели в местных храмах службы, устраивали лекции, концерты и даже хоровые мастер-классы (как теперь стало модно говорить). Сами с большим интересом смотрели как существуют церкви Божии в этих краях. Замечательная была поездка! Тогда были только двое взрослых: Татьяна Ивановна Королёва - замечательный «кузнецовский» (из храма свт. Николы в Кузнецах) регент да я. Остальные - юноши и девушки, студенты церковно-певческого отделения нашего института. Теперь они давно папы и мамы, у иных уже очень много деток, почти все практикующие регенты и/или преподаватели. 

Мы много где побывали тогда, об этом тогда была написана статья для теперь не помню уже какой екатеринбургской газеты, рукопись статьи сохранилась, как уже было сказано, в некотором будущем мы её непременно опубликуем [см. ниже]. 

Одной из целей нашего паломничества был Алапаевск. Побывали  мы и у той зловещей ямы, заброшенной шахты, где приняли мученическую кончину Алапаевские страдальцы. Дети наши, дотоле резвые, подвижные, иной раз шалившие (молодость!), как-то враз собрались, присмирели, мы все долго молча стояли на краю шахты, а после служили панихиду...

___________________________________________________________________________

 

Но оказалось, прото-история нашего храма восходит к ещё более ранним летам! Публикуемое ниже письмо прислал о.Иосиф (Лужнов), некогда наш горожанин.

 

 

 

 

 

 

 

Даже не знал, что в моем родном детском садике № 12 "Алёнка" стоит храм. Неужели я так давно не был в тех краях? Или не обращал внимания? При первой же возможности обязательно схожу посмотреть. 

Судя по фотографиям, храм расположился на месте детской веранды, тогда еще деревянной, на которой я играл будучи ребенком (было это году эдак в 1976-м). А на одном из соседних участков, не на том, на месте которого сейчас детсадовская игровая площадка, а дальше, где сейчас прокладывают дорожку, располагалась точно такая же веранда, она стояла возле нынешнего металлического забора (тогда он еще был деревянным), параллельно улице, на этой веранде под лавочкой я, помню, нашел небольшую деревянную лакированную дощечку с изображением какого-то монастыря. Каким-то чудом она за все эти годы не затерялась подобно многим моим детским игрушкам, хотя валялась в одной коробке с ними, и сейчас хранится как реликвия в моей монашеской келье. А изображена на ней, как я осознал спустя много лет, уже придя к вере, Троице-Сергиева Лавра, в которую меня Господь позже (в 2006 году) привел учиться. Как знать, может быть та находка была не только предуказанием моего личного жизненного пути, но и знамением того, что это место находится под особым покровом Божьим, что ныне, с возведением храма, и свершилось. 

 

 

Кстати, ведь и воцерковление мое проходило в том самом подвальном храме на улице Вокзальной, в помещении филиала Детской художественной школы, основное здание которой - здание бывшего моего детского сада.

Удивляюсь неисповедимому Промыслу Божию!

иеромонах Иосиф (Лужнов)       

 

 

 

 

 

 

 

 

А вот газетная статья, в ней - о памятной поездке в Алапаевск.

 

В июне 1998 г. группа преподавателей и студентов нашего института посетила Екатеринбургскую Епархию. Поездка наша имела миссионерские задачи. Мы участвовали в церковных службах, выступали с концертами, рассказывали об институте…

Вместе с тем поездку эту мы осознавали как паломничество к святым местам мученической гибели Царской семьи и святой Великой Княгини Елизаветы Феодоровны…

Хор возглавляла Татьяна Ивановна Королёва – заведующая кафедрой регентования церковно – певческого факультета. Преподаватель дирижирования Алексей Зайцев и студенты факультета Татьяна Бояринцева, Екатерина Зайцева, Татьяна Духовская, Наталья Матяшина, Анастасия Трифонова, Николай Петров и Феодосий Мамырев в хоре пели. В качестве певчего в концертах участвовал и священник Феликс Стацевич, в прошлом также студент певческого отделения ПСТБИ. На последнего по благословению отца Владимира была возложена ответственность за всю нашу миссионерскую паломническую группу.

Знакомство с городом началось для нас с молебна на месте гибели Царской семьи. 

Новейшая история нашей Родины изобилует примерами мученичества, но Царственные мученики – мученики особые. И молебствие, совершенное нами, было молитвой за обманутый народ наш, предавший своего Государя, а прежде отвернувшийся от Бога. Это были волнительные для нас минуты…

Днем мы дали концерт в колонии строгого режима. Для всех нас это было первое посещение заключенных. Во время пения, сопровождающей пение беседы и проповеди священника в зале на 450 мест, полном молодых (большей частью) мужчин в черных робах с нагрудными бирками, стояла напряженная тишина. В первом ряду сидел начальник учреждения подполковник внутренней службы Сергей Александрович Ветошкин и внимательно нас слушал… После концерта, под колокольный звон, мы двинулись в тюремный храм, построенный руками заключенных и трудами настоятеля Всехсвятской церкви протоиерея Владимира Поммера. Сопровождали нас активные прихожане храма – Николай, Виталий, Сергий и другие, а также Павел Иванович Завитаев, капитан МВД, ответственный за воспитательную работу в колонии, человек симпатичный, но, увы, некрещеный. Прихожане тюремной церкви – пока только заключенные… Мы осмотрели церковь, дали интервью для телестудии колонии и, тепло распрощавшись, под колокольный же звон «вышли на свободу».

Назавтра, в день памяти Апостолов Варфоломея и Варнавы и иконы Пресвятой Богородицы «Достойно есть», хор пел Литургию в храме  Всех Святых, а днём в Духовном центре при этом храме Татьяна Ивановна Королёва провела мастер-класс (семинар по церковно-певческому делу) при полном зале и живом интересе всех слушателей. Состоялась дискуссия. На семинаре выступал наш хор, иллюстрировавший монолог Татьяны Ивановны и продемонстрировавший результаты трудов и поисков институтского факультета церковного пения. Своими исканиями поделились и хор монастыря Всемилостивого Спаса. Дискуссия, начатая на семинаре, продолжалась в келье, где репетируют сестры Ново-Тихвинского монастыря. Расстались мы добрыми товарищами, с пожеланиями не останавливаться на достигнутом, но развиваться на пути возрождения церковного пения в России. Семинар записывался православным телеканалом Екатеринбургской Епархии. Его сотрудники, кроме того, провели встречу с нашими студентами, в студии побывали и Т.И. Королёва, и о. Феликс. В маленьком коллективе священника Сергия Суханова, руководителя телеканала, царит удивительная атмосфера: творческая, рабочая и при этом очень домашняя.

В этот день, уже поздним вечером, мы побывали на Ганиной Яме, а днём следующим начались наши странствия…

Первым пунктом стал городок Арамиль, главной достопримечательностью которого, без сомнения, можно считать его батюшку – священника Евгения Шевченко, прямо-таки сокрушившего нас своим энтузиазмом, направленным, впрочем, на созидание. Храм он умело восстанавливает, интересуется Уставом богослужения, ревнует о церковном пении…Планов у него столько, что иному хватило бы на несколько жизней. О. Евгению, похоже, хватит одной. Помоги ему, Господи!

В Арамиле хор дал концерт  в  ДК, а отец Феликс служил вечерню с утреней и Литургию в день памяти московских святых преподобных Андроника и Саввы.

Из Арамиля мы отправились в поселок Заречный. Здешний батюшка, о. Владимир Братенков, - само гостеприимство. Программа пребывания в Заречном была составлена безупречно. О. Владимир и экскурсовод прекрасный. Мы объехали все окрестности, о каждом сколько-нибудь примечательном камне, кусте и источнике о. Владимир подробно рассказал. Мы побывали на Белоярской АЭС, где на нас смотрели с интересом едва ли не большим, чем мы на достижения отечественной физики и атомной энергетики, достижения бесспорные и вселяющие законную и обоснованную гордость за наше Отечество…

Два священника в окружении необычной для этого города молодежи на территории АЭС – это была в некотором смысле немая проповедь. Вечером она стала звучащей. После рассказа о нашем институте хор вдохновенно спел концерт,  сам по себе настолько убедительный, что ожидаемой от местных сектантов острой дискуссии не случилось. Встреча закончилась мирно: дарили цветы, благодарили, расспрашивали…

За торжественным ужином царил неутомимый о. Владимир. Мы пели духовные стихи, разговаривали, отдыхали…

На следующее утро, в день пророка Елисея, мы сослужили Божественную Литургию в крохотной, но очень уютной церкви Св. Николая. Уезжали мы из Заречного с пением многолетия о. настоятелю и братии. Спаси, Господи, батюшку Владимира со всею его благословенною паствою и особенно старосту Андрея.

[Отец Владимир был в прошлом оперный певец и его манера возглашать «по-оперному» меня весьма смутила... А через некоторое время пришла весть, что батюшка умер. Оказывается, он давно был смертельно болен, знал об этом, готовился к смерти... Поминаю его за каждой службою вот уже много лет. Прошу и читателя этих строк воздохнуть о весёлом, жизнерадостном батюшке, он был очень тонкий, артистичный и при этом очень мужественный человек]

В Алапаевск, в связи с ремонтом дороги, мы ехали 7 часов в тряском, тесном автобусе. Дорожные невзгоды с лихвой покрывались созерцанием живописных окрестностей. К Екатерининскому храму подъехали к концу всенощной. Нам понравилась незнакомая вариация «Честнейшей», как-то по-особенному тепло исполненная хором.

Несмотря на усталость, сразу же поехали на шахту к месту гибели Великой Княгини Елизаветы Феодоровны, инокини Варвары и членов царской фамилии, где служили молебен, осматривали первые постройки основанной на этом святом месте обители. Потом долго стояли на краю страшной воронки, поросшей теперь молодыми соснами…

Утром следующего дня поистине «едиными усты и единым сердцем славили и воспевали» Господа: о. Феликс сослужил отцам Моисею и Макарию, а хор пел на клиросе. Это был воскресный день и память святителя Иова. О. Моисей покорил наши сердца своей удивительной для его молодости цельностью, простотой и какими-то струящимися от него ясностью и светом, столь редкими в наше время. 

Днём о. Феликс и студентки Екатеринбургского филиала ПСТБИ выезжали в Верхнюю Синячиху – в детский приют и в местный краеведческий музей. А вечером был очередной концерт в  Алапаевском  ДК. После концерта батюшка Моисей рассказал нам о своем храме, о его святынях, делился своими планами…

Уже темнело, когда мы еще раз поехали на шахту…

 На следующий день нас повезли в город Реж. Здешний батюшка, священник Алексий Долгоруков, настоятель храма Иоанна Предтечи, - очень обстоятельный, ищущий, хозяйственный. Трудами его и его паствы за несколько лет восстановлен храм, оборудован церковный дом с домовой церковью, библиотекой, учебным классом. У церковного дома – большие стенды, на которых подробно описано, как живет община: указано время служб, время крестин, время проведения бесед перед крещением…. По всему видно, что отец Алексий – человек ищущий, делающий дело Божие со тщанием. Помоги ему, Господи!

Мы пели короткий концерт в Доме престарелых, беседовали с городской интеллигенцией в Центральной библиотеке, о. Феликс с о. Сергием Багдасаряном ездили в воинскую часть, где беседовали с новобранцами. Беседа прошла очень живо и интересно. Вечером мы пели на концерте в ДК, потом ужинали. Гостеприимство отца настоятеля выражалось более сдержанно, чем, скажем, в  Заречном, но было не менее теплым. Нас дарили искренними улыбками и постоянно кормили…

Поздним вечером мы вернулись в Екатеринбург. Молебном на месте гибели Царской семьи наша миссионерско-катехизаторская поездка закончилась. Здесь мы распрощались с Мариной Смелянской, сопровождавшей нас и ставшей нам родной за прошедшие незаметно девять дней. Мы благодарны всем гостеприимным хозяевам.

[И Марину, увы, теперь приходится поминать среди усопших. Она страдала депрессией и через несколько лет после нашего совместного паломничества не сумела с нею справиться. Владыка благословил отпевание. Прошу воздохнуть и о Марине]

Молите Бога о нас, Святые Царю-Мучениче Николае, Святая преподобномученица Елизавета и все новые мученицы и исповедницы Российские!

(«Православная газета»  г. Екатеринбург, №5(97), 1999г.)

____________________________________________________________________________________