Оставьте все свои дела, спешите на церковную молитву без лености и не говорите так: помо́лимся дома, ибо такая молитва ничего не значит без церковной молитвы. Как дом не может согреться дымом без огня; так и домашняя молитва без церковной.

Свт. Алексий, митрополит Московский. Поучения.



С днём Победы!

СПАСИБО ВСЕМ НАШИМ ОТЦАМ, МАТЕРЯМ, ДЕДАМ И ПРАДЕДАМ!

Эта песня - выражение нашей благодарности им, нашей памяти и любви. Спасибо дорогим моим друзьям отцам Димитрию Арзуманову (он проникновенно спел эту песню, а мы подпели), Сергию Зайцеву - здесь и его голос и игра на баяне, Димитрию Николаеву - он играет на фортепиано, спасибо Захару Чичиланову (пение) и Стёпе Сиротину (пение и гобой), Мите и Пете Ковалёвым - за бас,  нашим прихожанам Тане Созоновой (Бузановой), Ане Суворовой, Наташе Кравченко, Андрюше Худякову, Вите и Тане Чичилановым, Лене Комиссаровой, Ладе Стеблевской - за пение и участие.

С ДНЁМ ПОБЕДЫ!!!

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

(загрузить)


Автор: Администратор
Дата публикации: 09.05.2020

Отклики (95)

  1. Людмила

    11 мая 2020, 08:48 #
    Самое сердечно-трогательное поздравление с нынешним праздником Дня Победы… Спасибо, родные!
    1. Андрей Куликов

      11 мая 2020, 16:36 #
      СпасиБо! Как же удачно выбрана песня для поздравления с днём Победы! Простые, сердечные слова, совсем не пышная, не “парадная” музыка… но какая сила в ней! Сила, которая глубоко в сердце чего-то касается, и слёзы выступают на глазах.

      Одна деталь в тексте песни заставила меня задуматься о смысле… Смыслах, которые несут слова между строк. Ель. Знакомое нам всем с дерево, неотделимое от такого долгожданного для детей праздника, Нового года. И от Рождества, которому советский новый год являлся “заменой”… или “прикрытием”.

      Символика ели, вечнозелёных деревьев вообще — очень древняя. Ещё в языческих культурах Египта, Греции, Рима она говорила о вечной жизни, о божественном начале. А в позднее христианское время ель стала одним из символов Рождества Христова. Случайно ли, только ли “для рифмы” автор строк песни вставил её? Или же намеренно? Быть может, этот смысл вкрался “сам собой”? Не верится, что он случаен.

      В песне не говорится о борьбе жизни и смерти напрямую. Только косвенно (“гремит недальний бой”, девчата, лишённые парней-солдат). Но если вглядеться, вдуматься — именно ель приносит в песню темы смерти и воскресения. Одна ель — в Германии, с новыми иголками, медовыми шишками, праздничная, сказочная, небывалая. И другие — в России, далеко за линией фронта, осыпаются, умирают.

      И вдруг оказывается, что здесь почти богословие: ель умирает в России, воскресает в Германии (“в проклятой стороне”), и при этом остаётся вечнозелёной, несёт древний символ безсмертия. Ель прикровенно, но всё же очень прозрачно говорит о Христе. Едином Безсмертном Боге, и Человеке, Который родился, жил, умер, сошёл во ад, разрушил его и воскрес.

      Смысл немного неожиданный (ведь “на поверхности” тема проще: солдаты хотят выпить, отдохнуть после боя, вспомнить родную землю, любимых девушек). При этом очень подходящий, своеременный. Ведь это уже бои в Германии. Пасха — близко. Победа (и над фашистом, и над смертью) — близко.

      Есть некоторая ирония в том, что символика Рождественской ёлки пришла к нам именно из Германии. Или не ирония? Земля здесь — чужая, даже проклятая (вполне по словам первого проклятия в Библии: “проклята́ земля́ въ дѣ́лѣхъ тво­и́хъ”, сказано падшему человеку). А ель, новая, воскресшая, сказочная — наша! В иных вариантах песни так и поётся: “родная ель”.

      А ведь Германия действительно имеет некоторое право на ёлку. И не просто потому, что традиция наряжать ёлку на Рождество по всему миру разошлась именно от немцев. Ель им досталась вместе с верой Христовой. По преданию, святитель Бонифаций, апостол Германии, в VIII веке проповедовал Евангелие в самом сердце немецких земель. Он срубил священный дуб Донара, или Тора, которому поклонялись окрестные племена. Тор, божество грома и молнии, ничего не смог сделать ему в отместку. А на месте дуба святитель посадил ель — дерево Иисуса Христа, как он его назвал. Оно единственное устояло в страшную бурю. И германцы, видя такие знамения, и что их божества бессильны — приняли Евангелие Христово. А в этом дереве, как в символе, бывшим язычникам был дан урок серьёзного богословия: треугольная форма ёлки говорила о Пресвятой Троице, а вершина указывала в Небо.

      Но в 1945 году ель — наша, русская, родная. Хотя и стоит она в чужой проклятой земле, на берегу речки с немецким названием. Почему? Фашизм, новое и страшное язычество, развернул культуру Германии вспять, к древним богам. А точнее, к бесам. Немцы (конечно, не все) отпали от Христа, потеряли связь с собственной историей, традицией, верой. А русские солдаты — подвигом, ценой многой крови и страданий, полагая жизнь за други своя, возвращали нашему народу утраченное. В каком-то смысле исправляли отречение и отпадение 1917 года (конечно, тоже не тотальное), духовные потери всех страшных довоенных советских лет.

      И вот, немецкая ель, которая перестала говорить о Христе для фашистов, говорит теперь для советского солдата. Говорит о смерти и воскресении, о жизни вечной. В ней, быть может, — залог воскресения и России к жизни в вере, в Церкви, во Христе.
      1. прот.Феликс Стацевич

        11 мая 2020, 18:30 #
        А я просто прочитал эти слова. Ель над речкой — из мечты, из небыли, из сказки, из далёкой, благословенной России. Иголки новые, шишки медовые (смола в самом деле как мёд) — да, весна, Победа близко, Пасха…
        Потому же и родная — что с Родины. А проклятая сторона… Какая ж она ещё? парней наших забрала, вместо, чтобы землю свою возделывать, девушек своих любить, воюют они на чужбине. А многие полегли в неё — в чужую землю.
        Помню, была у меня пластинка, великий дирижёр Вильгельм Фуртвенглер играет 5-ю симфонию Брукнера, запись с концерта в Берлине, 1942 год, октябрь. Покашливанья в паузах слышны, «енералы ерманские» покашливают, великой своей музыкальной культуре приобщаются… А в далёкой «варварской» стране уже Сталинград в разгаре… Скоро погонят немца… Не только от музыки, от контекста, помню, мурашки пробирали. Несравненное адажио, звучащее как звуковая дорожка к далёкой чёрно-белой русской зиме. Как реквием. Светлый — для одних и роковой для других.

        Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять отклики.