…человеческое повреждение состоит в смешении добра со злом: исцеление состоит в постепенном удалении зла, когда начинает в нас действовать более добро.

Свт. Игнатий Брянчанинов



Иконография Благовещения

Икона всегда имеет основу в Священном Писании. Это Евангелие в красках.

Литературная основа иконографии Благовещения – Евангелие от Луки, 1 глава. А ещё Протоевангелие Иакова. Этот литературный источник не вошёл в основной корпус книг Священного Писания, но является важным для исследователей церковного искусства.

Десятая глава Протоевангелия рассказывает: «Тогда было совещание у жрецов, которые сказали: сделаем завесу для храма Господня. И сказал первосвященник: соберите чистых дев из рода Давидова. И пошли слуги, и искали, и нашли семь дев. И первосвященник вспомнил о молодой Марии, которая была из рода Давида и была чиста перед Богом. И слуги пошли и привели ее. И ввели девиц в храм Господень. И сказал первосвященник: бросьте жребий, что кому прясть: золото, и амиант, и лен, и шелк и гиацинт, и багрянец и настоящий пурпур. И выпали Марии настоящий пурпур и багрянец, и, взяв их, она вернулась в свой дом. В это время Захария был немым, заменял его Самуил (пока не стал Захария снова говорить). А Мария, взяв багрянец, стала прясть».

Санта-Мария Маджоре, Рим, 5 в.

Богородица здесь представлена в образе знатной римской женщины, матроны. С одной стороны, мы знаем, что раннее церковное искусство напрямую питалось от античного искусства, используя античные образы, античные символы, античное понимание красоты, но напитывая образы новым смыслом. С другой стороны, церковные художники никогда не позволяли себе изобразить Царицу Небесную «исторически», в небогатых одеждах, ибо земная семья Иисуса Христа была бедна, и Сам Он «не знал, где преклонить главу Свою». Богородица всегда в церковном искусстве изображается с царским достоинством, в дорогих одеждах, нередко на троне, тногда с царской короной.

В руках Матерь Божия держит нить. Это та самая нить, о которой сказано в Протоевангелии. И веретено с красной ниточкой будет в руках Богородицы во всех иконах, фресках и мозаиках Благовещения на протяжении всех веков существования праздника и иконографии.

Завеса, которую ткёт Богоматерь, является символом Плоти Христовой. Дева Мария ткёт завесу в то время, как Спаситель воплощается, ткётся в Её чреве.

Ещё один ранний памятник, один из саркофагов 5 века, на которых нередко изображали евангельские сюжеты.

Здесь, как и в мозаике из Санта-Мария Маджоре, ангел справа, а Богородица слева. Это характерно для ранних памятников. Возможно, в основу иконографии лёг какой-то образец античного искусства, о котором мы не знаем.

В обоих ранних памятниках фигуры величаво-спокойные, что является признаком античного искусства. Статика и совершенная красота.

Церковь святой Софии Премудрости Божией, Киев, 11 в.

Благовещение помещено на столбах храма, и это традиционное размещение этого сюжета в храмовой росписи. Архангел через пространство храма, через престол благовествует Марии о рождении Мессии. Позже Благовещение так же начнёт помещаться на Царских Вратах. Вспомним начало тропаря праздника, и мы поймём, почему это событие изображается в столь важных местах храма: «Днесь спасения нашего главизна»! Это переломный момент в истории нашего спасения, его краеугольный камень!

Икона Благовещения относится к иконографическому типу встречи. Когда кто-то приходит, а кто-то встречает.

Архангел часто в активном движении. Попробуйте повторить его позу! И вы поймёте, что на этой иконе Гавриил буквально врывается к Богородице. Его вытянутая благословляющая рука и встревоженные крылья усиливают это впечатление.

Богородица статична… Она слушает. Она спрашивает. Она принимает наклонённой головой волю Творца.

«Въ мѣ́сяцъ же шесты́й по́сланъ бы́сть а́нгелъ гаврiи́лъ от­ Бо́га во гра́дъ Галиле́йскiй, ему́же и́мя назаре́тъ, къ Дѣ́вѣ обруче́н­нѣй му́жеви, ему́же и́мя Ио́сифъ, от­ до́му Дави́дова: и и́мя Дѣ́вѣ Марiа́мь. И в­ше́дъ къ не́й а́нгелъ рече́: ра́дуйся, благода́тная: Госпо́дь съ тобо́ю: благослове́на ты́ въ жена́хъ. Она́ же ви́дѣв­ши смути́ся о словеси́ его́ и помышля́ше, каково́ бу́детъ цѣлова́нiе сiе́. И рече́ а́нгелъ е́й: не бо́йся, Марiа́мь: обрѣла́ бо еси́ благода́ть у Бо́га. И се́ зачне́ши во чре́вѣ, и роди́ши Сы́на, и нарече́ши и́мя ему́ Иису́съ. Се́й бу́детъ ве́лiй, и Сы́нъ вы́шняго нарече́т­ся: и да́стъ ему́ Госпо́дь Бо́гъ престо́лъ Дави́да отца́ его́: и воцари́т­ся въ дому́ Иа́ковли во вѣ́ки, и ца́р­ст­вiю его́ не бу́детъ конца́. Рече́ же Марiа́мь ко а́нгелу: ка́ко бу́детъ сiе́, идѣ́же му́жа не зна́ю? И от­вѣща́въ а́нгелъ рече́ е́й: Ду́хъ святы́й на́йдетъ на тя́, и си́ла вы́шняго осѣни́тъ тя́: тѣ́мже и ражда́емое свято нарече́т­ся Сы́нъ Бо́жiй: и се́, Елисаве́тъ ю́жика твоя́, и та́ зача́тъ сы́на въ ста́рости сво­е́й: и се́й мѣ́сяцъ шесты́й е́сть е́й нарица́емѣй непло́ды: я́ко не изнемо́жетъ у Бо́га вся́къ глаго́лъ. Рече́ же Марiа́мь: се́ раба́ Госпо́дня: бу́ди мнѣ́ по глаго́лу тво­ему́. И отъи́де от­ нея́ а́нгелъ».

Так повествует Евангелист о событии Благовещения.

В этой византийской иконе 14 века архангел Гавриил так же быстро буквально вбегает к Богородице!

Богородица же так же спокойна, величава. Её взгляд на нас ещё более усиливает впечатление спокойствия, достойного принятия Своей судьбы. А ещё уместно вспомнить мозаику из Санта-Марии Маджоре. Позы Богородицы – поза знатной матроны – похожи в этих двух памятниках, между которыми почти 1000 лет. Величавость, царское достоинство Небесной Царицы дополняют второстепенные детали – богатая архитектура на заднем фоне с мраморными колоннами и деревянными инкрустациями.

На Новгородской таблетке 14 века мы видим другой извод той же иконографии. Художнику этой иконы, очевидно, больше запали в сердце слова «смути́ся о словеси́ его́ и помышля́ше, каково́ бу́детъ цѣлова́нiе сiе́» (Лк. 1:29).

Богородица удивлена, будто даже испугана. Что-то невероятное слышит Она! «Как сие будет?!», — говорит вся Её поза. Но развёрнутая ладонью на нас рука говорит, что Она слышит и принимает Волю Создателя. «Се раба Господня», — говорит этот жест.

На этой византийской иконе 14 века мы снова обращаемся к античной статике и величию. Это неудивительно, ведь это время т.н. Палеологовского Ренессанса, когда художники после различных течений снова обратились к красоте античного искусства.

Ангел спокоен, он входит, а не вбегает. Богородица встречает его стоя. Она как колонна, спокойна, величава. Ничто Её, кажется, не смущает. Лишь движение плеч и головы выдаёт все мысли и слова, описанные в Евангелии.

Канон праздника Благовещения построен в форме диалога Архангела и Богородицы. «Ангел рече:…», «Богородица рече:…» и так весь канон. Так же построена и икона Благовещения. Они беседуют.

Церковное искусство всегда глубоко литургично!

Но на этой иконе появляется ещё один персонаж! Это служанка. Зачем же она тут? На некоторых, редких, иконах она является свидетельницей непорочного зачатия. Даже на иконах Рождества Христова праведный Иосиф в задумчивой позе. Он размышляет, как это возможно, как свершается это таинство рождения Превечного Бога?! Уж если Иосиф размышлял, то что говорить о нас?! Вот и помещает художник наивно, мило фигуру служанки, о которой не говорит ни Евангелие, ни Протоевангелие.

А на этой иконе тоже есть ещё одна фигура, но это не служанка, а воин! Здесь изображён святой Фёдор Тирон. Возможно, заказчика этой иконы звали Фёдором.

Икона Благовещения, называемая Устюжским, 12 века. На этой иконе нет никаких второстепенных деталей. Только главные действующие лица! Архангел стоит, обращается к Богородице, слегка улыбается. Богоматерь стоит, смотрит на нас, прядёт завесу, а на лоне Её воплощается Христос Бог. Вверху в славе Бог-Отец, пославший Сына Своего Единородного для спасения нас, Его творений.

Снова спокойные величавые позы, как колонны. Это тоже отсылка к античности, тоже воспоминание античного понимания красоты, как абсолютной красоты, надмирной. Даже лёгкая улыбка архангела напоминает греческую скульптуру.

А в этой иконе, происходящей из монастыря св. Екатерины на Синае, всё наоборот! Активные движения, очень живая и человеческая поза Богородицы. А какой воздушный летящий Ангел!

В росписях храмов, где помещают развёрнутый Богородичный цикл, встречается так называемое «Благовещение у колодца».

Обратимся к источнику:

«И, взяв кувшин, пошла за водой; и услышала голос, возвещающий: Радуйся, благодатная! Господь с тобою; благословенна ты между женами. И стала оглядываться она, чтобы узнать, откуда этот голос. И, испугавшись, возвратилась домой, поставила кувшин и, взяв пурпур, стала прясть его». Это Протоевангелие Иакова.

Богородица первые слова Архангела услышала у колодца, а потом вернулась в дом.

Собор Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря, который расписывал великий Дионисий, включает в себя такую композицию Благовещения у колодца. Поза Богородицы уже знакома нам, мы видели её в некоторых иконах.

Днесь спасения нашего главизна и еже от века таинства явление: Сын Божий Сын Девы бывает, и Гавриил благодать благовествует. Темже и мы с ним Богородице возопиим: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою.

Тропарь праздника Благовещения словами кратко описывает то, что мы видим на праздничных иконах Благовещения Пресвятой Богородицы.

Марина Сиротина.

       

Текст взят с сайта hramvladimira.ru


Автор: Администратор
Дата публикации: 07.04.2021

Отклики (370)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять отклики.